Модели общения в семье

По мнению А. В. Запорожца [2, с.6], эмоциональное развитие дошкольника является одним из важнейших условий его воспитания. Подчеркивая важность эмоциональных переживаний ребенка при взаимодействии с социумом для его личностного становления, он акцентировал внимание на том, что раннее неблагополучие аффективных отношений с близкими взрослыми и сверстниками создает опасность нарушения последующего формирования личности.

Л. А. Абрамян [1, с. 5] признавал тот факт, что внутреннее эмоциональное отношение ребенка к окружающей действительности вырастает» из его практического взаимодействия с этой действительностью. Этот сложный процесс может составлять содержание развития социальной направленности потребностей и мотивов в старшем дошкольном и младшем школьном возрасте. Именно с этой точки зрения возможна взаимосвязь эмоционального, социального и нравственного развития дошкольников и младших школьников.

Благополучие – спокойное течение жизни, не нарушаемое несчастьями, неудачами [3, т.1, с.147].

Неблагополучие – неблагополучное положение [3, т.2, с.478].

Социально-психологическая компетентность (от лат. competens — соответствующий, способный) — способность индивида эффективно взаимодействовать с окружающими его людьми в системе межличностных отношений. В состав социально-психологической компетентности входит умение ориентироваться в социальных ситуациях, правильно определять личностные особенности и эмоциональные состояния других людей, выбирать адекватные способы обращения с ними и реализовывать эти способы в процессе взаимодействия. Особую роль здесь играет умение поставить себя на место другого [4, с.375].

Следовательно, социально-эмоциональную компетентность ребенка старшего дошкольного возраста можно интерпретировать как умение ребенка ориентироваться в социальных ситуациях, правильно определять эмоциональные состояния других людей, выбирать адекватные способы обращения с ними и реализовывать эти способы в процессе взаимодействия.

Социально-психологическая компетентность формируется в ходе освоения индивидом систем общения и включения в совместную деятельность.

Попытаемся выделить и проанализировать такие формы семейного общения, в которых отчетливо проявляется обоюдный вклад и родителей и ребенка в инициацию и поддержание стиля взаимодействия, результирующего в формирование поведения, характерологических особенностей и самосознания ребенка.

Существенный вклад в развитие проблемы влияния поведения и отношений родителей на поведение ребенка внесла Л. Беньямин (I.. S. Benjamin, 1974). Разработанная ею и хорошо экспериментально обоснованная модель взаимоотношений в диаде «родитель — ребенок» позволяет не только характеризовать поведение каждого из них, но и учитывать наличествующий тип взаимоотношений. Согласно этой модели, связь между поведением родителей и поведением ребенка не однозначна: ребенок может реагировать на одно и то же поведение родителей, по крайней мере, двумя способами. Так, он может отвечать на родительское поведение «дополнительно», т. е. инициативой на предоставление самостоятельности, бегством на преследование, но он может отвечать на родительское поведение и «защитно»,— например, в ответ на отвержение ребенок может пытаться вести себя с родителями так, как будто те любят его и внимательны к нему, и тем самым как бы приглашать родителей изменить их поведение по отношению к нему [5, с. 34].

Следуя логике этой модели, можно предполагать, что ребенок, вырастая, начинает вести себя по отношению к другим людям так же, как родители вели себя по отношению к нему. В исследовании Л. Беньямин специально рассматривает также вопрос о соотношении самосознания ребенка (как формы саморегуляции) и отношения родителей к ребенку: эта связь раскрывается как интроекция (перенесение внутрь) родительского отношения и способом управления поведением ребенка. Так, например, пристыживание ребенка может трансформироваться в его самосознании в тенденцию к самообвинению, доминирование родителей в отношениях с ним преобразуется в направленность быть хозяином самого себя, жестокое саморуководство.

По способу, т. е. по тому, как происходит «интериоризация» самосознания ребенка, можно выделить несколько типов общения:

1) прямое или косвенное (через поведение) внушение родителями образа или самоотношения;
2) опосредованную детерминацию самоотношения ребенка путем формирования у него стандартов выполнения тех или иных действий, формирования уровня притязаний;
3) контроль за поведением ребенка, в котором ребенок усваивает параметры и способы самоконтроля;
4) косвенное управление формированием самосознания путем вовлечения ребенка в такое поведение, которое может повысить или понизить его самооценку, изменить его образ самого себя.

Образ и самооценка, внушаемые ребенку, могут быть как положительными (ребенку внушается, что он ответственен, добр, умен, способен), так и отрицательными (груб, неумен, неспособен). О неблагоприятном влиянии последних внушений на развитие самосознания ребенка писал в свое время А. И. Герцен, комментируя высказывания Ж.П. Рихтера: «Названия — страшная вещь». Ж.П. Рихтер говорит с чрезвычайной верностью: если дитя солжет, испугайте его дурным действием, скажите, что он солгал, но не говорите, что он лгун. Вы разрушаетe нравственное доверие к себе, определяя его как лгуна (А. И. Герцен, 1977).

С этим высказыванием А. И. Герцена перекликаются клинические исследования взаимоотношений в неблагополучных семьях. Р.Лэнгс, анализируя отношение родителей и детей в таких семьях, ввел понятие «мистификация — внушение детям того, в чем они нуждаются, кем являются, во что верят (R. Langs, 1977). Одна из форм мистификации — приписывание, которое, в свою очередь, подразделяется на приписывание ребенку «слабости» (например, болезненности, неспособности самому искать выход в трудных ситуациях) и «плохости» (низости, аморальности). Другая форма мистификации — инвалидация — принудительное обесценивание точек зрения ребенка, его планов, намерений, интересов.

Анализ сочинений «Мой ребенок», написанных родителями, испытывающими трудности в воспитании детей, дает множество примеров разнообразных приписываний и инвалидаций (В. В. Столин, 1983). Конечно, негативные высказывания родителей о своих детях, по крайней мере, частично, могут иметь под собой реальную «почву» в поведении или чертах характера ребенка, однако, транслированные в его самосознание в виде «называния вещей своими именами» родительских «приговоров», эти родительские мнения и оценки начинают определять самосознание ребенка изнутри. Ребенок либо соглашается с этим мнением (сознательно или неосознанно), либо начинает против него борьбу [5, с. 36].

Явные, вербальные, внушающие воздействия иногда противоречат косвенным воздействиям. Например, родитель может утверждать, что ребенок ему дорог и он его ценит, но своим поведением демонстрировать обратное. В таком случае возникает ситуация, названная «двойной связью» (G. Bateson et al., 1956), имеющая отрицательные следствия для формирования самосознания ребенка.

Родители и другие взрослые могут воздействовать на формирование «Я-образа» и самоуважение ребенка, не только внушая ему свой собственный образ ребенка и свое отношение к нему, но и «вооружая» ребенка конкретными оценками и стандартами выполнения тех или иных действий, частными и более общими целями, к которым стоит стремиться, идеалами и эталонами, на которые стоит равняться, планами, которые необходимо реализовывать. Если эти цели, планы, стандарты и оценки реалистичны, то, достигая цели, реализуя планы, удовлетворяя стандартам, ребенок, так же как впоследствии и взрослый, повышает самоуважение и формирует позитивный «Я-образ», если же планы и цели нереалистичны, стандарты и требования завышены, т. е. то и другое превышает возможности и силы субъекта, то неуспех приводит к потере веры в себя, потере самоуважения.

Таким образом, одной из важнейших сфер, характеризующих продвижение ребенка, является его социальное развитие, в основе которого лежит двусторонний процесс усвоения норм и правил: с одной стороны, ребенку необходимо усвоить нормы и правила по отношению к предметному миру, а с другой — нормы и правила общения с другими людьми. Этот процесс сопровождается эмоциональными переживаниями, отражающимися в поведении ребенка. Но под воздействием целого ряда негативных факторов (нарушение детско-родительских отношений, неблагоприятный психологический климат и др. патологические факторы) у ребенка формируются признаки социально-эмоционального неблагополучия. Устойчивые отрицательные эмоциональные состояния оказывают регрессирующее воздействие на процесс онтогенеза.

1. Абрамян Л.А. О возможностях игры для развития и коррекции социальных эмоций дошкольников // Игра и самостоятельная деятельность в системе воспитания. – Таллинн, 1984.

2. Запорожец А.В. Эмоциональное развитие дошкольника. – М, 1985.

3. Толковый словарь русского языка: в 4 т. / Под ред. проф. Д.Ушакова. – М., Терра, 1996

4. Психология. Словарь / Под общ. ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского. – М., Политиздат, 1990.

5. Семья в психологической консультации: Опыт и проблемы психологического консультирования / Под ред. А.А. Бодалева, В.В. Столина – М., Педагогика, 1989.

Глава 5. Модели общения

За многие годы работы я пришла к выводу, что существуют определенные и, кажется, универсальные модели общения людей друг с другом. Вновь и вновь наблюдаю четыре типа коммуникаций, к которым прибегают люди, пытаясь справиться с отрицательными последствиями стресса. Я назвала их заискивающий, обвиняющий, расчетливый и отстраненный.

Научившись лучше распознавать эти типы общения, я заметила, что самооценка легко приходит в «подвешенное» состояние, если у человека не развито устойчивое чувство собственной ценности. Когда он сомневается в себе, на его самооценку сильно влияют действия и реакции окружающих людей.

Знакомы ли вам душевные переживания, возникающие, когда вам грозит опасность? Когда такое случается со мной, у меня появляются спазмы в животе, все мышцы напрягаются, сбивается ритм дыхания, а порой начинается головокружение. При этом я веду сама с собой диалог. И говорю приблизительно следующее: «Кому я нужна? Никто меня не любит. Я никогда не могу ничего сделать. Я — ничтожество». Это состояние можно назвать растерянностью, встревоженностью, беспомощностью, испугом.

Важно понять, что каждый раз, когда вы что-то говорите, весь ваш организм тоже участвует в этом. Когда вы произносите слова, ваше лицо, голос, тело, дыхание, мышцы тоже говорят.

Вербальное общение
Телесно-звуковое общение
(со словами или без них)
— слова
— выражение лица
— поза тела
— мышечный тонус
— ритм дыхания
— интонации
— жесты

Несоответствие между вербальным и невербальным планами общения порождает двусмысленность. Ваши слова говорят об одном, а все остальные ощущения и действия — о другом.

В неблагополучных семьях, с которыми я сталкивалась, общение протекает двусмысленно. Двусмысленность возникает в тех случаях, когда человек руководствуется следующими представлениями:

1. У меня низкая самооценка, я уверен, что плохой, потому что чувствую себя таким.

2. Я боюсь задеть чувства другого человека.

3. Я боюсь, что другой человек отомстит мне.

4. Я боюсь разрыва наших отношений.

5. Я не хочу навязываться.

6. Я равнодушен ко всему, кроме самого себя, другой человек и взаимоотношения с ним не имеют для меня никакого значения.

Почти во всех этих случаях человек не осознает, что при общении посылает двойные сигналы.

Слушатель таким образом сталкивается с двумя типами сигналов, и результат общения будет в большей мере зависеть от его ответа. Он может: воспринимать лишь буквальный смысл слов, игнорируя все остальное; воспринимать невербальные компоненты и игнорировать слова; игнорировать все полностью, изменив предмет разговора; уходить от него или обсуждать двусмысленность сказанного.

Например, я говорю с радостной улыбкой: «Я ужасно себя чувствую», т. е. посылаю двойной сигнал. Учитывая вышеперечисленные варианты поведения, вы можете откликнуться только на мои слова и сказать: «Это очень плохо», на что я могу ответить: «Я просто пошутила».

Второй выбор — отреагировать на улыбку и сказать: «Ты отлично выглядишь», в таком случае я могу ответить: «Как ты можешь так говорить!»

Ваш третий вариант — полностью игнорировать ситуацию и уткнуться в газету. В таком случае я скажу: «В чем дело? Тебе наплевать?» И еще один вариант — «уравновешенный» отклик — обсудить двусмысленность моего поведения: «Я не знаю, что ты имеешь в виду. Ты улыбаешься, но в то же время говоришь, что плохо себя чувствуешь. Что же ты хочешь сказать?» Тогда я имею возможность ответить: «Я не хотела навязываться тебе» и т. д.

Я уверена, что, пока ощущение в семье не будет иметь подлинный и единственной смысл оно не приведет к доверию и любви, которые так необходимы для благополучия всех ее членов.

То, что происходит между двумя людьми в каждый момент времени, значительно сложнее, чем кажется на первый взгляд. То, что лежит на поверхности, — всего лишь маленькая частица происходящего.

Поэтому, когда человек говорит: «Где ты был вчера вечером?», он на самом деле имеет в виду: «Ты всегда изводишь меня».

Такие отношения могут привести к взаимному недоверию, снижению самооценки каждого из партнеров или фрустрации. Но это же может оказаться толчком для углубления отношений и установления доверия. Исход зависит от ответов, выбираемых собеседниками.

Давайте повнимательнее рассмотрим четыре типа поведения, к которым прибегают люди, чувствуя угрозу отвержения. Реагируя на эту угрозу, человек, который не хочет обнаружить собственную слабость, пытается как-то скрыть ее. Он может:

1) заискивать, чтобы другой человек не сердился;

2) обвинять, чтобы другой человек считал его сильным;

3) рассчитать все так, чтобы избежать угрозы. Самооценка человека нередко скрыта за высокими словами и абстрактными понятиями;

4) отстраниться настолько, чтобы игнорировать угрозу, вести себя так, будто ее нет.

Наше тело выражает ощущение самооценки независимо от того, осознаем мы это или нет. Если наша ценность в собственных глазах сомнительна, тело отражает это.

Зная это, я придумала специальные физические упражнения, помогающие людям войти в контакт с теми частями собственного Я, которые очевидны для других, но не всегда для них самих.

Я преувеличила и утрировала каждое мимическое и вербальное проявление так, что нельзя было его не заметить.

Чтобы тип реагирования стал яснее (мы будем проигрывать соответствующие роли в играх общения, описанных в следующей главе), я включила простую словесную диаграмму, обрисовывающую каждую из четырех моделей. Имейте в виду, пожалуйста, что эти типы реагирования используют и мужчины, и женщины, и дети, и взрослые.

Заискивающий (миротворец)
Слова Согласие Все, что ты хочешь, — это хорошо».
«Я здесь для того, чтобы сделать тебя счастливым».
Тело Умиротворяет «Я беспомощен» — выражено в позе жертвы
Внутри «Я ощущаю себя ничтожеством, я без тебя мертв. Я — ничто»

Миротворец разговаривает в заискивающей манере, пытаясь угодить, извиняясь и никогда ни о чем не споря. Это — человек-согласие, говорящий так, будто он не может ничего сделать сам, ему постоянно требуется чье-то одобрение. Даже пять минут играя эту роль, вы почувствуете тошноту.

Чтобы стать достойным миротворцем, надо решить, что вы действительно не представляете никакой ценности. Вы счастливы просто оттого, что вам разрешили поесть. Вы расточаете всем любезности и на самом деле отвечаете за все, что идет не так, как надо. Вы знаете, что могли бы остановить дождь, если б хорошенько пораскинули мозгами, но именно их у вас нет. Естественно, вы соглашаетесь с любой критикой в ваш адрес. Вы благодарны даже за то, что кто-то разговаривает с вами, независимо от того, что он говорит и как говорит. Вы и не подумаете попросить что-нибудь для себя. В конце концов кто вы такой, чтобы просить? К тому же, если вы будете умницей, то, что вам нужно, появится само по себе.

Это интересно:  Нужна ли лицензия на транспортировку отходов

Будьте настолько сладкими, жертвенными и подобострастными, насколько это возможно.

Представьте себя стоящим на одном колене, слегка покачивающимся и протягивающим вперед одну руку, как нищий. Задерите голову вверх так, чтобы заболела шея, голова и устали глаза.

Когда вы говорите, стоя в такой позе, ваш голос становится жалобным и писклявым, так как для нормального, полного голоса вам не хватает воздуха. На все вы будете отвечать «да», независимо от того, что вы чувствуете и думаете.

Обвинитель
Слова Несогласие «Ты никогда ничего не делаешь правильно. Что с тобой происходит?»
Тело Обвиняет «Я здесь главный»
Внутри «Я одинок и несчастлив».

Обвинитель постоянно ищет, кто в том или ином случае виноват. Он — диктатор, хозяин, который ведет себя надменно и словно без конца упрекает: «Если бы не ты, все было бы хорошо».

Чтобы быть достойным обвинителем, требуется говорить максимально резко и жестоко, обрывать всех и вся, не давая возможности высказаться по-иному. Представьте себя с гневно указующим пальцем и начинайте любой разговор словами «Ты никогда не делал этого», «Ты всегда делаешь это», «Почему ты всегда…»,

«Почему ты никогда…» и т. д. Каким будет ответ в данном случае, значения не имеет: обвинитель стремится любыми путями завоевать авторитет у окружающих, его мало интересует истинное положение дел.

Представьте, что вы стоите в позе обвиняющего, положив одну руку на пояс, а другую протянув вперед с указательным пальцем, направленным прямо перед собой. Ваше лицо напряжено, губы поджаты, ноздри трепещут, вы пронзительно орете, выкрикивая имена и критикуя все и всех.

На самом деле вы хорошо понимаете, что ничего не стоите, но если найдется кто-то, кто подчинится вам, вы чувствуете себя увереннее. Наблюдая поведение подчиняющихся вам людей, вы полны удовлетворения.

Расчетливый («компьютер»)
Слова Суперрационапьные «Если внимательно приглядеться, то можно заметить изуродованные тяжким трудом руки кого-нибудь из здесь присутствующих».
Тело Считает «Я спокоен, холоден и собран»
Внутри «Я чувствую себя уязвимым».

«Компьютер» очень корректен, очень рассудителен и не выражает никаких чувств. Такой человек кажется спокойным, холодным и собранным. Его можно сравнить с настоящим компьютером или словарем. Тело его сковано, он часто мерзнет и чувствует себя расчлененным на части. Голос монотонный, слова в основном носят абстрактный характер.

Будучи «копьютером», употребляйте максимально длинные слова, даже если вы не уверены в их значении. По крайней мере, ваша речь будет казаться умной. После первых же фраз никто вас больше не станет слушать. Чтобы действительно вжиться в эту роль, представьте себе, что ваш позвоночник — это длинный, тяжелый стальной прут, идущий от ягодиц к затылку, а шею опоясывает железный ошейник. Будьте максимально неподвижны, особенно следите за своим ртом. Вам с трудом удается удерживать руки от движения, но вы должны это делать.

Став «компьютером», вы почувствуете, что ваш голос утратил живость, потому что никаких чувств вы не выражаете. Вы напряженно стараетесь сохранить неподвижность и подбираете подходящие слова. Печальная сторона этой роли заключается в том, что на первый взгляд она кажется идеальной многим людям. «Говорите правильные вещи, скрывайте свои чувства. Не реагируйте на окружающее».

Отстраненный (безумный)
Слова Неадекватные Слова или не имеют смысла, или касаются отвлеченной темы
Тело Неловкое «Я нахожусь где-то еще»
Внутри «Никто обо мне не заботится Здесь мне нет места»

Что бы ни делал отстраненный и что бы он ни говорил — это не относится к тому, что говорит или делает кто-нибудь другой. Отстраненный не реагирует ни на какие вопросы. Его внутренние ощущения сродни головокружению. Голос может быть певучим, но часто прерывается, человек расхаживает взад и вперед без причины, так как его внимание ни на чем не сфокусировано.

Играя роль отстраненного, представьте себя волчком, который постоянно вертится, но никогда не знает, куда движется, и, даже дойдя до цели, не понимает этого. Вы активно раскрываете рот, двигаете всем телом, руками, ногами. Чаще всего говорите невпопад. Одежда у вас довольно странная, неряшливая.

Представьте, что ваше тело движется одновременно в разных направлениях. Соедините колени так, чтоб они были вывернуты внутрь. Это заставит вас отставить назад мизинцы, сгорбить плечи, ваши руки будут двигаться в противоположных направлениях.

Поначалу эта роль покажется легкой, но буквально через несколько минут у вас возникнет чувство ужасного одиночества и полной бессмысленности своего существования. Если вам удастся двигаться очень быстро, это может быть не так заметно.

Чтобы представить себе эти типы поведения, займите по очереди четыре описанные мною позиции, сохраните их в течение одной минуты и посмотрите, что с вами произойдет.

Я подозреваю, что эти модели общения знакомы вам с детства. Пока дети прокладывают свою дорогу в сложном и часто опасном мире, они пытаются использовать тот или иной тип поведения. После определенного опыта ребенок уже больше не может отличить свою реакцию от чувства самоценности.

Любой из этих четырех типов реагирования способствует поддержанию заниженной самооценки, ощущения собственного ничтожества. Эти типы поведения усиливаются, если в семье даются следующие установки:

«Не навязывайся: это — эгоизм — просить что-то для себя» — этот совет способствует тому, что человек начинает заискивать.

«Не давай никому себя подавить; не будь трусом» — усиливает позицию обвинителя.

«Не делай глупостей; ты слишком умен, чтоб делать ошибки» — усиливает расчетливость.

«Не будь слишком серьезным. Какая разница! Живи как придется!» — усиливает отстраненность от жизненных ситуаций.

А сейчас вам наверняка захотелось спросить: неужели эти четыре типа поведения— все, что у нас есть? Конечно, нет. Есть другой тип реагирования, который я назвала «уравновешенный» или «гибкий». Этот вариант поведения последователен и гармоничен: произносимые слова соответствуют выражению лица, позе и интонациям. Отношения открытые, свободные и честные, люди не ощущают унижения чувства собственного достоинства. Этот тип реагирования снижает потребность в заискивании, обвинении, расчете или суете.

Из пяти типов реагирования только уравновешенный дает возможность преодолеть препятствия, найти выход из затруднительного положения или объединить людей. Чтобы вы не подумали, что этот тип поведения недосягаем, я хочу отметить, что в состоянии внутреннего равновесия вы сможете по-прежнему заискивать, если захотите, обвинять, если вам это нравится, пускаться в дебри умственных построений или устраниться вовсе от реальных условий жизни. Различие в данном случае заключается только в том, что вы будете делать это осознанно и будете готовы к любым последствиям.

Время от времени вы читаете лекции, даете разъяснения или указания — и очень важно выражаться точно, подбирать нужные слова. Когда вы уравновешенны, вы открыто выражаете свои чувства и свободно себя держите.

Уравновешенный тип поведения внутренне гармоничен. Когда он говорит: «Ты мне нравишься», — голос его звучит мягко и он смотрит на вас. Когда он говорит: «Я на вас зол, как черт», — его голос грубый и лицо напряженное.

Уравновешенное общение основано на подлинности переживаемых демонстрируемых чувств. Совсем иначе выглядит, например, обвиняющий тип общения, при котором человек, чувствуя беспомощность, демонстрирует злость или за бравадой скрывает обиду.

При уравновешенном типе реагирования человек достигает целостности, он естественно выражает мысли, чувства, движения в отличие от «компьютера», у которого движутся только губы, да и то слегка. Уравновешенных людей отличает способность к личностному росту, жизнестойкость, открытость. Благодаря уравновешенному типу реагирования жизнь человека становится насыщенной и полной смысла. Такие люди вызывают доверие. Вы хорошо чувствуете себя в их присутствии. Преимущество их позиции в том, что она целостна и свободна.

Теперь, чтобы вы смогли различать эти пять различных способов самовыражения, позвольте мне привести пример того, как можно по-разному извиняться, следуя той или иной модели поведения. Это поможет вам успешнее играть в игры, описанные в следующей главе. Давайте представим себе, что вы случайно, но довольно ощутимо ударили кого-то по руке. Как вы попросите прощения в зависимости от вашей позиции?

Заискивая (глаза опущены вниз, вы незаметно потираете больное место пострадавшего): Пожалуйста, простите меня. Я просто неуклюжий болван.

Обвиняя: Боже мой, я ведь просто задел вас! В следующий раз не размахивайте так руками, а то я вас могу и ударить!

«Компьютер»: Хочу принести свои извинения. Я случайно ударил вас по руке. Если есть какие-то повреждения, то, пожалуйста, свяжитесь с моим адвокатом.

Отстраняясь (глядя на окружающих): Что это он? С приветом? Нарывается!

Уравновешенный тип реагирования (смотря прямо на человека): Я случайно ударил вас. Я виноват. Вам не больно?

А теперь давайте рассмотрим другую ситуацию. Я — ваш отец, а вы — мой сын и делаете что-то неправильно. Как я могу себя повести?

Заискивая (тихим голосом, с удрученным видом): Извини меня, Джим, я хотел тебя спросить… Только обещай, что не рассердишься. Нет, ты все делаешь хорошо, но только, может быть, ты мог бы немного больше постараться и навести порядок?

Обвиняя: Что с тобой происходит, неужели ты ничего не понимаешь, ты совсем спятил?

«Компьютер»: Мы проводим смотр продуктивности работы нашей семьи. Мы нашли, что у тебя она начинает падать. Что ты можешь сказать по этому поводу?

Отстраняясь (обращаясь к другому сыну, стоящему рядом с Джимом): Скажи, Арнольд, твоя комната такая же, как и у Джима? Нет, ничего такого — я просто хожу-брожу, смотрю, как тут все у нас в доме… Скажи Джиму, чтоб он зашел перед сном к маме.

Уравновешенный тип: Джим, твоя комната в ужасном состоянии. Ты со вчерашнего дня не убрал кровать. Давай подумаем, как навести порядок.

Не так уж сложно отказаться от привычных стереотипов поведения и стать уравновешенным. Один из путей для достижения этой цели — понять, что в достижении этого вам мешают некоторые страхи. Чтобы избежать отвержения, которого мы так боимся, мы постоянно пугаем самих себя:

1. Я могу совершить ошибку.

2. Кому-то это может не понравиться.

3. Кто-то может меня раскритиковать.

4. Вдруг подумают, что я — выскочка.

5. Она подумает, что я плохой.

6. Люди могут подумать, что я дефективный.

7. Он может меня бросить.

Если вы сможете разумно отнестись к подобным утверждениям, вы сделаете важный шаг на пути личностного роста.

1. Я уверен, что в любом деле ошибки неизбежны, особенно когда дело новое.

2. Я абсолютно уверен, что всегда найдется кто-то, кому не понравится то, что я делаю. На вкус и цвет товарища нет.

3. Да, всегда найдется кто-то, кто будет критиковать меня… Я действительно несовершенен. Но критика полезна.

4. Конечно! Всякий раз я перебиваю кого-то, высовываюсь!

5. Может быть, она и думает, что я не хорош. Могу ли я это пережить? Иногда я, может, не такой бойкий. Иногда кто-нибудь другой может перебежать мне дорогу.

6. Если я буду считать, что мне надо быть безупречным, я никогда не буду полностью собой доволен.

7. Итак, он меня бросает. Может быть, он и уйдет, но я переживу и это.

Подобное отношение к происходящим событиям поможет вам чувствовать себя всегда уверенно. Это будет непросто и, может быть, болезненно. Но если вы сумеете посмеяться над собой, вам станет легче. Результат оправдает все усилия.

Я не хочу показаться чересчур легкомысленной, но я убеждена, что большинство наших страхов и опасений, влияющих на чувство самоценности, оказываются бурей в стакане воды. Это становится совершенно ясно, если отнестись к самим себе с юмором. Другой способ, к которому можно прибегнуть, чтобы справиться со своими страхами, — это спросить себя: буду ли я по-прежнему я жив, если все воображаемые угрозы и страхи осуществятся. Если я могу ответить: «Да», значит, все в порядке.

Я никогда не забуду того потрясения, которое перенесла, когда обнаружила, что другие люди опасаются того же, что и я. Годами я считала, что только я — ужасная трусиха, старалась перехитрить окружающих, изо всех сил стремясь скрыть свою тревогу. Больше всего я боялась: а вдруг кто-то узнает об этом? Теперь я твердо знаю, что мы все пользуемся одинаковыми средствами для устрашения самих себя.

В уравновешенном типе поведения нет ничего таинственного. Это особый способ реагирования на поведение людей в реальных ситуациях, позволяющий говорить, соглашаться с ним, спокойно реагировать на него, поскольку он не вызывает у вас отрицательной реакции. В уравновешенной позиции вы можете свободно изменить направление вашей жизни не для того, чтобы избежать подвоха, а потому, что вы хотите этого и это кажется вам необходимым.

Этот тип реагирования дает вам возможность жить полноценно, реально, согласуясь с доводами разума и сердца. Став уравновешенным, вы обретете внутреннюю гармонию, чувство ответственности, честность, знания, способность к творчеству и умение разрешать любые проблемы реальными путями. Четыре других типа общения связаны с сомнительными ценностями, сделками, обманом, одиночеством, халтурой, забвением традиций, решением надуманных проблем. Чтобы стать уравновешенным, требуется сила воли, смелость, новые убеждения и новые знания. Здесь невозможно притвориться.

Человек может исцелиться, только если станет хозяином своего сердца, чувств, тела и головы, благодаря этому он еще ближе прикоснется к своей душе, а следовательно, к своей сущности. В результате он сможет выразить себя как целостная личность, а это повысит его самооценку, поможет создать гармоничные отношения с другими.

Мои наблюдения позволили мне сделать некоторые выводы о том, чего следует ожидать при встрече с новыми людьми. В самых общих чертах 50% отвечают «да», независимо от того, что они чувствуют или думают (заискивают), 30% отвечают «нет», независимо от того, что они чувствуют или думают (обвиняют), 15% не отвечают ни «да», ни «нет», не выражая никаких чувств («компьютеры»), и 0,5% ведут себя так, будто вообще не существует никаких эмоций (отстраненные). Остается только 4,5% людей, от которых можно ожидать уравновешенности. Мои коллеги говорят, что я оптимистка, они уверены, что уравновешенный тип общения характерен только для 1% населения (повторю снова, что это результаты не строго экспериментального исследования. Это только гипотеза).

Грубо говоря, оказывается, что мы все — общество обманщиков, скрывающихся от самих себя, играющих в опасные игры друг с другом. Если мы хотим, чтобы наши огромные интеллектуальные ресурсы пропали, чтобы мы стали немыми, глухими и слепыми, мы должны продолжать пользоваться четырьмя уродливыми способами общения.

Это интересно:  Положение о закупках ржд 2019

Я очень волнуюсь, когда пишу это. По-моему, изоляция, беспомощность, ощущение, что тебя не любят, унижение и некомпетентность — это сущие дьявольские проклятия, посланные человечеству. Определенные типы общения навечно сохраняют власть злого рока, другие же типы могут перебороть эту власть.

Я хотела бы видеть каждого человека достойным, уважающим самого себя, умным, здоровым, гибким, прекрасным и любящим, ощущающим собственную целостность и творческие возможности.

Несмотря на то что первые четыре типа общения я изобразила несколько гротескно (они могут показаться даже забавными), я серьезно настаиваю на их разрушительной природе. В следующей главе, когда вы будете играть в придуманные мною игры, вы почувствуете на собственном опыте — что же это за типы общения.

Негативные модели семейного общения

Модель 1. Родители заняты друг другом, не обращают внимания на то, что происходит в семье. Они счастливые супруги. Как будто бы все в порядке, но нет необходимого микроклимата взаимопонимания с детьми. Дети как бы стоят в стороне от этой большой родительской любви…

Модель 2. Родители заняты каждый самим собой: у них своя работа, которой они увлечены, свои друзья, формы проведения досуга. Здесь возникает разобщенность, налицо отсутствие реальных психологических контактов, без которых формирование семейного климата просто невозможно, и ребенок это хорошо ощущает.

Модель 3. Поглощенность родителей внесемейной деятельностью. Они хорошие производственники, активные общественники. Но семья как бы не входит в сферу их жизненных интересов, в результате чего это уже не семья, а люди, живущие под одной крышей.

Модель 4. Ее можно было бы назвать так: «Отойди, не мешай». Психологический смысл этой формы поведения заключается в том, что ребенок постоянно как бы исключается из сферы взрослого общения, не допускается в нее. А ведь ничто не может заменить в воспитательном процессе в семье наше с вами родительское слово. И не только назидательное, поучающее, но просто присутствие в контексте наших взрослых бесед, участие и соучастие в них.

Модель 5. Она характеризуется постоянным раздражением супругов по отношению друг к другу и к ребенку. Причем мотивы этой раздражительности могут быть самыми разнообразными. Важно, что они создают атмосферу нервозности, тревожности, эмоционального неблагополучия. Раздражение следует по всякому поводу, образуя непрерывную негативную психологическую цепь.

Модель 6. Ее можно назвать моделью психологического самоутверждения родителей, и проявляется она в том, что супруги постоянно в той или иной форме стремятся утвердить собственное превосходство (лидерство в семье, ум, энергию и т. п.), причем распространяется эта психологическая тенденция и на отношение к собственным детям.

Модель 7. Основной психологический подтекст этой модели в следующем: я для вас сделал (сделала) все, а вы как хотите, так и живите. В действии эта модель может выглядеть так: муж приходит с работы, уходит в свою комнату и отдыхает. Он добытчик, основа семьи. Его нельзя обременять детскими проблемами.

Кто же больше уделяет внимания детям – отец или мать?

В исследовании Т. А. Гурко (1997) показано, что матери занимаются воспитанием ребенка чаще, чем отцы; только 26% отцов занимаются с ребенком наравне с матерью. Поэтому дети хотят быть чаще с отцами, жалуются на частое отсутствие отца дома. И не случайно в литературе закрепился термин – «невидимый родитель», который отражает степень участия отцов в воспитании детей.

Если отцы часто общаются со своими маленькими детьми, они превращаются для них в важную ролевую модель и в последующие годы детства. У отцов, которые недосягаемы для маленьких детей, могут возникнуть трудности в налаживании с ними прочных эмоциональных связей в последующем. Есть вероятность того, что они будут негативно влиять на ребенка, когда тот станет старше (Ricks, 1985). Показано, например, что одинокие женщины (не вышедшие замуж) обнаруживают тесную корреляцию между отношением к отцу и к противоположному полу. Это может означать, что не сложившиеся в детстве отношения дочери с отцом приводят к ее одиночеству во взрослой жизни вследствие имеющегося у нее отрицательного отношения к мужскому полу и сексу (Г. Н. Казанцева, 2001).

Различия в психологических особенностях мальчиков и девочек накладывают отпечаток и на процесс их воспитания: мальчиков воспитывать труднее. Может быть, поэтому во время игр мальчиков с родителями они получают больше команд и указаний, а также гневных реакций родителей, чем девочки (A. Russell, 2000). Девочки же получают больше разъяснений и рекомендаций.

Несмотря на то что, по мнению большинства авторов, у детей обоего пола первичной идентификацией является идентификация с матерью, также имеются следующие данные: уже в течение первых двух лет жизни у мальчиков развивается устойчивая привязанность к отцу, в случае, если отец заботится о сыне (Biller, 1971). Мальчики и девочки, чьи отцы вовлечены в процесс воспитания, более эмоционально стабильны, менее агрессивны, лучше учатся, у таких детей наблюдается более высокая самооценка и позитивный взгляд на жизнь, реже развивается депрессия (С. Сененко, 2002).

Установлено, что каждый из родителей в своих отношениях с детьми больше склонен считаться с личностью ребенка своего пола и позицией ребенка другого пола. Следовательно, развитие у ребенка полоролевых стереотипов больше связано с социализирующим влиянием родителя противоположного пола. (Bearison, 1979). В семьях, где отсутствует отец, черты, свойственные мужской роли, возникают у мальчиков медленнее (Я. Л. Коломинский, М. Х. Мелтсас, 1985).

.Отсутствие отца вследствие расторжения брака больше стимулирует у мальчика типичное для пола поведение, чем смерть отца (Сэнтрок, 1977). Отдаление отцов от детей часто происходит в результате повторного брака кого-либо из родителей, причем в большей степени, когда в брак вступает только мать. В случае женитьбы только отца разрыв контактов происходит значительно реже (Л. М. Прокофьева, М. Ф. Валетас, 2002).

…Отсутствие отца влияет на полоролевую ориентацию в возрасте до 4 лет сильнее, чем отсутствие отца в более старшем возрасте. Чем позже отец покинул семью, тем больше выражено типичное для пола поведение мальчика (Я. Л. Коломинский, М. Х. Мелтсас, 1985). Однако по данным других авторов, в качестве сенситивного периода, когда отсутствие отца переживается наиболее болезненно, можно отметить подростковый возраст. Именно подростки чаще просят совета у отцов при выборе учебного заведения, спрашивают их мнение при выборе занятия спортом или когда не складываются отношения со сверстниками (Л. М. Прокофьева, М. Ф. Валетас, 2002).

…Девочки в большей степени, чем мальчики, склонны к различным формам делинквентного поведения при нарушении взаимоотношений с отцом (Gabhainn, 2000).

Мысли мальчиков часто блуждают далеко от того, чем они должны заниматься. Отсюда если от девочек с их прилежанием, аккуратностью, добросовестностью, исполнительностью достаточно потребовать, чтобы они сделали уроки или что-то по дому, то мальчиков приходится заставлять это делать. Высокий уровень теплоты и близости родителей и детей приводит к высокому уровню виктимизации только у мальчиков (R. D. Parke, R. O’Neil, 2000).

Меньшее внимание мальчиков к себе и повседневным занятиям приводит к тому, что их труднее приучить держать в порядке свое рабочее место, а приходя с улицы, не разбрасывать свою одежду. В отличие от девочек мальчиков трудно уговорить что-то надеть, если это что-то не соответствует их представлениям, как должен одеваться мальчик. Грязная и порванная одежда их трогает гораздо меньше, чем девочек.

Высокий уровень доброжелательности родителей к своим детям приводит к лучшим успехам в школе девочек по сравнению с мальчиками (Pettit et al., 2000). Родителям значительно труднее заставить как следует учиться сыновей, чем дочерей. Связано это с меньшей организованностью и ответственностью первых (особенно в младших классах), с их малой мотивированностью на учебу и на отметки, с большей их недисциплинированностью.

По данным А. В. Филь (2001), родители строже относятся к сыну, чем к дочери. Последних они ограждают от возможных трудностей, больше утешают, когда девочки огорчены, чаще их одобряют, чем мальчиков. Так, несмотря на то что двухгодовалые девочки в три раза чаще просят помощи родителей, чем мальчики, родители более положительно относятся к их просьбам, чем к просьбам мальчиков (B. Fagot, 1978).

Отмечается, что девочки более отзывчивы и чувствительны к воздействию, с ними разговаривают намного чаще, чем с мальчиками (S. Hammer, 1976).

Отцы предпочитают физические наказания, а матери – непрямые или психологические воздействия как на сыновей, так и на дочерей (Г. Марголин, Г. Паттерсон [G. Margolin, G. Patterson, 1975]). Мальчиков чаще подвергают физическим наказаниям, чем девочек. На авторитарный стиль воспитания мальчики-подростки реагируют агрессивностью и непослушанием, а девочки чаще остаются пассивными и зависимыми (Дж. Каган, Х. Мосс J. Kagan, H. Moss, 1962]). Большую требовательность родителей к сыновьям и вследствие этого большую дистанцированность сыновей от родителей выявили Ю. Е. Алешина и А. С. Волович (1991).

Правда, по данным западных авторов, матери более снисходительны и терпимы к сыновьям и разрешают им больше проявлять агрессию, чем девочкам (М. Льюис, Л. Розенблюм [M. Lewis, L. Rosenblum, 1975]). Возможно, это связано с тем, что в русских семьях воспитание более авторитарно, чем в западных; в последних воспитание носит более либеральный характер. А возможно, что это относится только к проявлению мальчиками агрессивности как «мужского» качества.

Как показала О. С. Баранник (1999), больше контролируют дочерей матери, а сыновей – отцы. Отцы проявляют вдвое большую активность во взаимодействии с сыновьями, чем с дочерьми. И не случайно Ф. Парсонс (F. Parsons, 1955) видит роль отца в том, что он помогает сыну преодолеть зависимость от матери, возникшую в раннем детстве.

В семьях, где нет отца, мужские черты возникали у мальчиков медленнее, они были менее агрессивными и более зависимыми; особенно сильно это сказывается на детях до 4 лет (Х. Биллер [H. Biller, 1971]).

Выявлено (О. Б. Чиркова, 2000), что отец играет более важную роль в формировании ответственности у ребенка, чем мать. Происходит это, очевидно, потому, что отцы, придающие большое значение самостоятельности, предоставляют подросткам возможность отвечать за свои действия, с большим уважением, чем матери, относятся к стремлению подростков к независимости. Вследствие этого у подростков меньше конфликтов с отцами (H. Grotevant, C. Cooper, 1985). Интересен, однако, тот факт, что для подростков с высоким уровнем ответственности более значимы их отношения с матерью, а для подростков с низким уровнем ответственности – отношения с отцом.

В то же время матери оказывают существенное влияние на формирование у дочерей мотива достижения: дочерей работающих женщин отличает, как правило, более высокий мотив достижения и большее стремление сделать карьеру, чем дочерей, чьи матери не работают вне дома (L. Hofmann, 1989). Кроме того, при определении своего профессионального пути (выборе вуза) дети чаще советуются с матерью, чем с отцом (соответственно в 40% и 23,7%) ( В. П. Светлакова, М. А. Токмакова, 2001).

Разнонаправленное воспитание детей отцом и матерью проявляется в том, что отец учит ребенка тому «что», а мать – тому «как», отец учит ребенка «быть кем-то», а мать – «кем-то для кого-то» (Д. Н. Исаев, В. Е. Каган, 1979).

К. Кларк-Стюарт (K. Clarke-Stewart, 1978) обнаружила, что влияние матери на ребенка носит обычно непосредственный характер, тогда как отец влияет на малыша часто опосредованно через мать.

На выбор сыновьями и дочерями творческих и технических профессий чаще оказывает влияние отец, а на выбор гуманитарных профессий – мать.

Стили родительского воспитания. Диана Бомринд (D.Baumrind, 1971, 1991) выделила три стиля родительского воспитания, представляющих собой комбинацию из таких элементов, как требование зрелости, контроль, коммуникативность (общение) и эмоциональная близость (табл. 19.3).

Таблица 19.3. Параметры стилей родительского воспитания

Э. Маккоби и Д. Мартин (E. Maccoby, D. Martin, 1983) видоизменили классификацию Д. Бомринд. Они выделили два основных измерения внутрисемейного взаимодействия: уровень контроля, или требований, и параметр принятия – отвержения.

Родительский контроль связан со степенью выраженности у родителей тенденции к запретам. Те, у кого она совершенно очевидна, ограничивают право ребенка следовать его собственным побуждениям, активно добиваются от детей подчинения правилам и следят, чтобы они полностью выполняли свои обязанности. Напротив, родители, для которых запретительные тенденции не характерны, не так строго контролируют детей, предъявляют к ним меньше требований и налагают меньше ограничений на их поведение и выражение ими эмоций.

Родительская теплота указывает, в какой степени родители проявляют любовь и одобрение. Она выражается в том, что они часто улыбаются своим детям, хвалят и поддерживают их, стараются как можно меньше критиковать их неудачные действия и наказывать за проступки. Жестокие родители, напротив, критикуют, наказывают, часто отклоняют жалобы и просьбы детей, редко выражают свою любовь или одобрение.

Пересечение этих двух измерений создает 4 типа родительского воспитания (к трем, указанным Д. Бомринд, прибавлен еще один – пренебрегающий (индифферентный) стиль) (рис. 19.3).

Рис. 19.3. Типология стилей родительского воспитания по Э. Маккоби и Д. Мартину

Авторитетный стиль, характеризующийся, по данным Г. Петти с соавторами (G. Pettit et al., 2000), высоким уровнем контроля и принятия (проявлением родительской теплоты, внимания, использованием убеждения, обучения социальным навыкам, проявлением интереса к общению ребенка со сверстниками), наиболее эффективен для воспитания детей. Родители могут хорошо контролировать своих детей, в случае необходимости заставляют их делать то, что нужно, и ожидают от них разумного и зрелого поведения. Придерживающиеся этого стиля взрослые хотя и налагают определенные ограничения на поведение детей, объясняют им смысл таковых и причины. Соответственно и решения не кажутся несправедливыми, потому дети легко соглашаются с ними.

Авторитетные родители выслушивают возражения своих детей и готовы уступить, когда это целесообразно. Дети, воспитывающиеся в подобных семьях, имеют более положительный Я-образ, увереннее в себе, социально компетентнее, полностью себя контролируют, лучше учатся в школе, более любознательные, дружелюбные, успешно общаются со сверстниками (Д. Бари и др. [J. Buri et al., 1988]; С. Дорнбуш и др. [S. Dornbush et al., 1987]).

Авторитарные родители жестко контролируют поведение своих детей и заставляют их придерживаться установленных правил. Они отдают команды и ожидают, что те будут выполнены без всяких споров. Родители с этим стилем воспитания требуют от детей самых высоких достижений и хорошей успеваемости (высокие требования зрелости). Они обычно сдержанны в отношениях с детьми (редко проявляют нежность, понимание и сочувствие к детям), свои запреты и требования не объясняют и мнение детей не спрашивают. Если дети не выполняют указаний – их наказывают. Ребенок, выросший в семьях с авторитарным стилем воспитания, имеет более низкую самооценку, испытывает трудности в общении со сверстниками и хуже успевает в школе. В авторитарных семьях чаще всего встречаются дети, «не поддающиеся контролю» (Л. Штейнберг и др. [L. Steinberg et al., 1995]). Дети, воспитывающиеся в большой строгости, сильнее скованы в движениях по сравнению с ровесниками, имеющими большую свободу самовыражения. Как отмечают Д. Уайт и А. Уоллетт (D. White, A. Woollett, 1992), эти особенности сохраняются вплоть до подросткового возраста. В подростковом возрасте эти дети, особенно мальчики, часто бурно реагируют на запрещающие и карающие воздействия, становятся агрессивными и непослушными. Девочки же остаются пассивными и зависимыми (Д. Каган и Г. Мосс J. Kagan, H. Moss, 1962]).

Это интересно:  Кбк транспортный налог 2017 для физических лиц

При снисходительном (либеральном) стиле воспитания родители воспринимают ребенка таким, каков он есть, и никак не ограничивают его поведение. Даже если поступки ребенка их сердят, они стараются подавить свои эмоции. Их не сильно заботят хорошие манеры ребенка или его успехи в учебе. Степень эмоциональной близости может разниться – родители могут быть как любящими и нежными, так и холодными и отстраненными. Разные аспекты жизни если и обсуждаются с детьми, то только потому, что родители считают это нормальным типом поведения. Это приводит к некоторой социальной незрелости детей, а также к высокому уровню их агрессивности. Они склонны потакать своим слабостям и часто не умеют вести себя на людях (Д. Бомринд [D. Baumrind, 1975]).

Наиболее деструктивное влияние на поведение ребенка оказывает пренебрегающий (индифферентный) стиль, когда родители настолько озабочены собой и своими проблемами, что их дети чувствуют себя брошенными, поскольку родители не удовлетворяют их потребности и интересы. Это ощущение может остаться у них на всю жизнь. Подростки в таких семьях становятся более импульсивными и антисоциальными, менее ориентированы на достижения, плохо учатся в школе (A. Бандура и Р. Уолтерс [A. Bandura, R. Walters, 1959]).

Д. Бомринд отмечает, что при воспитании авторитарным и либеральным стилем результат один и тот же – ребенок менее компетентен в социальном и когнитивном плане, так как и в том и в другом случае родители стремятся оградить ребенка от сложностей жизни. Только достигается этот негативный результат разными путями: авторитарные родители строго регламентируют поведение ребенка, из-за чего у того появляется мало шансов столкнуться с жизненными трудностями и он не учится их преодолевать. Либеральные родители, наоборот, поощряют детей к новой деятельности, но не реагируют негативно на их отклоняющееся поведение и, следовательно, тоже не учат их иметь дело с негативными ситуациями.

Обобщенная характеристика стилей взаимодействия родителей с детьми представлена в табл. 19.4.

Таблица 19.4. Стили родительского поведения (по Г. Крейгу, 2000, с. 439)

Авторитетное воспитание ведет к тому, что дети перенимают ценности своих родителей, в то время как при авторитарном и снисходительном стилях воспитания формируются ценности, отличные от родительских (Кларк с соавторами [Clark et al., 1989]).

Общение в семье

Жизнь в семье невозможна без общения в ней, общения между мужем и женой, между родителями и детьми в процессе повседневных отношений. Общение в семье представляет собой отношение членов семьи друг к другу и их взаимодействие, обмен информацией между ними, их духовный контакт. Спектр общения в семье может быть очень разнообразным. Помимо бесед о работе, домашнем хозяйстве, здоровье, жизни друзей и знакомых оно включает в себя обсуждение вопросов, связанных с воспитанием детей, искусством, политикой, и так далее.

Удовлетворённость супругов общением зависит от степени совместимости их взглядов, ценностей. Не вызывает сомнения тот факт, что нервозность, неуравновешенность, замкнутость и другие отрицательные черты характера являются плохими спутниками семейного общения.

Социологические исследования показывают, что при нормальных взаимоотношениях в семье супруги обычно всегда делятся между собой своими огорчениями и получают при этом морально психологическую поддержку, чего не скажешь про неблагополучные семьи.

Однако не бывает идеального общения в семье, т.е. общения, состоящего только из согласия. Супружеские отношения неизбежно проходят через противоречия: ссоры, конфликты, и так далее. В этих случаях очень важно понять супругам позицию друг друга, поставить себя на его место. Я считаю, что в процессе спора следует говорить только о предмете спора и не следует напоминать о прошлых промахах другого, не делать выпадов: «А ты сам. ».

В семейном общении очень важны нравственные принципы, главным из которых является — уважение другого, его «я». Нередко, после трудного трудового дня супруги стремятся сорвать своё плохое настроение на близких, дать выход накопившейся озлобленности. Они начинают ворчать, упрекать, делать замечания, кричать. В результате такой разрядки человек может получить временное облегчение, хотя последствия могут оказаться тяжёлыми. Одних начинают мучить угрызения совести за собственную неправоту и несдержанность. Других — обида за несправедливые обвинения и упрёки. В результате это способствует разрушению семьи.

Иногда полезно делать компромиссы, т.е. идти на уступки друг другу. Также очень важно уметь признавать свои ошибки, как право других ошибаться.

Очень важно чаще делиться своими мыслями, не скупиться на похвалу, добрые слова.

Несложившиеся отношения между мужем и женой ведут к плохим последствиям. Психологами установлено, что существует связь между супружескими конфликтами и нервно психическими расстройствами. Отсутствие взаимопонимания в семье приводит к подавленности, отчуждённости, к ухудшению психологического и физического состояния, значительному понижению работоспособности человека. Неумение общаться способно разрушить семью. Основными компонентами культуры общения являются сопереживание, терпимость, уступчивость, доброжелательность. Особая способность к общению — умение признать ценность другого, даже при несовпадении позиций. Только таким образом можно достичь гармонии в семейной жизни.

В семье, кроме взрослых, в полноценном общении нуждаются также и дети. Общение является одним из основных факторов формирования личности ребёнка. Потребность в общении появляется у младенца с самого рождения. Уже в возрасте 2-х месяцев при виде матери он улыбается.

Общение родителей с детьми имеет огромное значение для их полноценного развития. Доказано, что дети, лишённые возможности общаться с родителями, характеризуются низким уровнем саморегуляции поведения, обладают повышенной чувствительностью к обращению к ним взрослого, испытывают трудности в общении со сверстниками.

Во многих семьях в большинстве своём дети чаще общаются с матерью, чем с отцом. Беседы же с отцом имеют кратковременный характер. У некоторых детей вообще отсутствуют доверительные отношения, как с отцом, так и с матерью. Чаще всего это бывает в семьях, где не установились близкие духовные контакты, как между супругами, так и между родителями и детьми. В таких семьях главной является воля одного из супругов, а взаимоотношения с другими членами семьи основывается на приказах, подчинении, оскорблениях. Это оказывает отрицательное влияние на формирование у детей способности к полноценному общению.

Таким образом, на родителях лежит ответственность за воспитание у детей способности к человеческому общению, т.к. именно в семье дети усваивают характер общения. Кроме того, от умения супругов общаться во многом зависит и нравственно-психологическое благополучие всех членов семьи.

В нашей стране наряду со свободой брака существует и право супругов на развод. По статистике на 1990 год ещё в бывшем СССР ежегодно расторгалось примерно 930 тысяч браков (это приблизительно 1,5 % от их общего количества) и образовывалось 2788 тысяч новых семей. Таким образом, соотношение между браками и разводами составляет примерно 3:1. Но этот показатель различен в зависимости от места жительства и возраста людей. Так в больших городах разводы происходят чаще, чем в сельской местности. Наименьшее количество разводов приходится на регионы, где ещё сильны патриархально-религиозные традиции — это среднеазиатские и кавказские республики.

Так что же такое развод? Одни говорят — зло, другие — избавление от зла. Для того, чтобы узнать это, надо проанализировать большой круг вопросов: как живётся разведённому человеку? Доволен ли он разводом? Как изменились квартирные условия, здоровье? Как сложились отношения с детьми? Думает ли он вступать в повторный брак? Очень важно выяснить судьбу разведённой женщины или мужчины, а также ребёнка из распавшейся семьи. Не зря говорят, что развод, как айсберг в море: на поверхности видна лишь небольшая часть причин, основная же их масса скрыта в глубинах душ разведённых.

По статистике дело о разводе возбуждается в основном по просьбе женщины, т.к. женщина в наше время стала независимой, она работает, сама может содержать семью и не желает мириться с недостатками мужа. Супруга порой говорит: «Почему я должна ему подсказывать?» или «Почему он сам не может догадаться?». При этом женщина не задумывается, что она сама во многом не идеальна. Она считает, что достойна совершенного мужчины. Воображение рисует ей такой совершенный идеал, который в реальной жизни и не встречается.

Слов нет, что муж алкоголик — несчастье для семьи, жены и детей. Особенно, когда он устраивает побои жене и детям, уносит деньги из семьи, не занимается воспитанием детей, и т.д. Развод в этих случаях чаще всего необходим, чтобы оградить семью от морального и материального опустошения.

Но ведь не всегда пьяница — муж был пьяницей. Ведь были же сначала встречи и ухаживания, друзья, праздники и гости, радости и горести — была жизнь. И какова была вначале позиция жены по отношению к выпивкам мужа? Была ли она достаточно требовательной, могла ли умно и тонко сочетать ограничительные и запретные меры, чтобы уберечь семью от порока. Может причины пьянства следует искать во взаимоотношениях между супругами.

Кроме пьянства причинами, по которым жёны подают на развод, могут быть — измена мужа, мужской эгоизм. Порой мужчина просто вынуждает своим поведением подать жену на развод. Он пренебрежительно к ней относится, не терпит её слабостей, не помогает в домашних делах, и т.д.

Из причин, по которым мужья подают на развод можно выделить: измена жены или его любовь к другой женщине.

Но основной причиной разводов, на мой взгляд, является неподготовленность супругов к семейной жизни. На молодых супругов наваливаются бытовые, финансовые проблемы. В первые годы супружеской жизни молодые больше узнают друг друга, раскрываются недостатки, которые старались скрывать до свадьбы, происходит адаптация супругов друг к другу.

Молодые супруги нередко излишне поспешно прибегают к разводу, как к способу разрешения любых конфликтов, в том числе и вначале преодолимых. Подобное «лёгкое» отношение к распаду семьи складывается благодаря тому, что развод уже стал обыденным явлением. В момент заключения брака существует чёткая установка на развод, в случае если хоть один из супругов не будет удовлетворён совместной жизнью. Ясно, что такая установка стимулирует развод.

Причиной развода может послужить нежелание одного из супругов иметь ребёнка. Эти случаи встречаются редко, но они бывают.

Я считаю, что люди разводятся не для того, чтобы всю жизнь жить в одиночестве. Они хотят заменить неудачный брак счастливым, но это не всегда удаётся. При социологических опросах больше половины мужчин и женщин хотели бы вступить в повторный брак. Многие мужчины, как и многие женщины, легко идут на развод, но потом очень тяжело переживают его последствия.

В разводах, кроме супругов есть ещё заинтересованные лица — дети. Чем больше разводов — тем меньше детей. В этом социальный вред разводов. Развод сокращает воспитательские возможности семьи по отношению к детям. Детям наносится большая психологическая травма, о которой часто не думают родители. Многие знают, что они причиняют своим детям страдания, но не многие понимают, к чему они могут привести, как это отразится на ребёнке в его дальнейшей жизни. При разводе властно вступает в силу эгоизм родителей. Они мало при этом думают о судьбе своих детей.

Дети из распавшихся семей — это как бы сироты при живых отцах или матерях. Вина за то, что дети остаются без отца, лежит на обоих родителях.

Кроме моральных минусов у развода есть ещё и материальные отрицательные стороны. При уходе мужа из семьи, у жены с ребёнком возникают трудности денежного характера, особенно, если заработная плата у жены маленькая, а детей больше одного. Уход из семьи также бьёт по карману мужчине, ведь теперь ему приходится платить алименты. Также возникают проблемы с жильём, приходится разменивать квартиру, делить вместе нажитое имущество.

Таким образом, развод во многих случаях зло, чем добро. Но возможность воссоединения семьи вполне реальна для многих, сгоряча распавшихся пар. В жизни часто случается, когда «блудный муж» возвращается к своей жене и детям, а разведённые женщины говорили о своих мужьях, что, мол, если он изменит своё поведение к лучшему, то приму. Иногда, даже, может произойти обратная ситуация, когда муж прощает измену жене, если его стремление к спокойной семейной жизни оказывается сильнее его «эго». В глубине души каждый из супругов хочет иметь свою хорошую семью. А для этого, прежде всего самим людям, вступившим в брак, надо учиться взаимопониманию, преодолевать мелочный эгоизм, совершенствовать культуру отношений в семье. На государственном же уровне с целью предотвращения разводов надо создавать и расширять систему подготовки молодёжи к браку, а также социально-психологическую службу помощи семье и одиноким людям.

Итак, семья как ячейка общества является неотделимой составной частью общества. И жизнь общества характеризуется теми же духовными и материальными процессами, как и жизнь семьи. Общество состоит из людей, которые являются отцами и матерями в своих семьях, а также их детей. В этой связи очень важны роли отца и матери в семье, а в частности воспитательная функция семьи. Ведь от того, как родители приучают своих детей к труду, уважению к старшим, любви к окружающей природе и людям, зависит то, каким будет общество, в котором будут жить наши дети. Будет ли это общество, построенное на принципах добра и справедливости или же наоборот? В этом случае очень важно общение в семье. Ведь общение является одним из основных факторов формирования личности ребёнка, члена общества. И поэтому в семейном общении очень важны нравственные принципы, главным из которых является — уважение другого.

Последствиями дурного общения в семье могут быть конфликты и разводы, которые наносят большой социальный вред обществу. Чем меньше разводов в семьях, тем здоровее общество.

Таким образом, общество (а его тоже можно назвать большой семьей) прямо пропорционально зависит от здоровья семьи, так же как и здоровье семьи от общества.

БЕДНЫЙ М.С., «Семья–здоровье–общество», М., 1986

ОСИПОВ Г.В., КОВАЛЕНКО Ю.П. «Социология», М., 1990

Сборник статей «Культура семейных отношений» М., 1985

ХАРЧЕВ А.Г., МАЦКОВСКИЙ М.С. «Современная семья и её проблемы» М.,1978

Статья написана по материалам сайтов: aupam.ru, mylektsii.ru, studfiles.net.

«

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий