+7 (499) 938-69-47  Москва

+7 (812) 467-45-73  Санкт-Петербург

8 (800) 511-49-68  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Прямое использование должностным лицом своего служебного положения

Ежегодный мониторинг судебной практики, проводимый Верховным Судом Российской Федерации, выявляет проблемные вопросы, сложности в толковании и применении уголовного законодательства. К одной из проблем относится толкование и применение норм, содержащих квалифицирующий признак «использование служебного положения», в составах мошенничества (ч. 3 ст. 159, ч. 3 ст. 159.1, ч. 3 ст. 159.2, ч. 3 ст. 159.3, ч. 3 ст. 159.5, ч. 3 ст. 159.6 УК РФ), присвоения и растраты (ч. 3 ст. 160 УК РФ), легализации (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем (п. «б» ч. 3 ст. 174 УК РФ) и др. Неоднозначный подход уголовно-правовой оценки связан с определением критериев отнесения лица, способного при совершения преступления использовать свое служебное положение. Так, по приговору Калининского районного суда г. Тюмени от 31 мая 2007 г. X. осужден по ч. 3 ст. 160 УК РФ. Он признан виновным в том, что, работая в должности экспедитора у индивидуального предпринимателя без образования юридического лица Ц., с 28 декабря 2006 г. по 10 января 2007 г. присвоил вверенные ему денежные средства, принадлежащие Ц., в сумме 5340 руб. с использованием своего служебного положения. Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Тюменского областного суда от 12 июля 2007 г. приговор оставлен без изменения. В надзорном представлении заместитель Генерального прокурора РФ просил изменить судебные решения в отношении X., ссылаясь на то, что они постановлены с неправильным применением уголовного закона. В обоснование своих доводов он указывал, что действия X. следует переквалифицировать с ч. 3 ст. 160 УК РФ на ч. 1 ст. 160 УК РФ, исключить квалифицирующий признак присвоения – «совершение преступления с использованием своего служебного положения», поскольку организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции не входили в круг обязанностей X., а правомочия в отношении вверенного ему имущества он осуществлял в связи с выполнением производственных функций по его доставке [11].167

Законодатель при конструировании правовых норм использует различные варианты редакции анализируемого квалифицирующего признака, тем самым подчеркивая общественную опасность, усиливая уголовную ответственность лиц, использующих свое служебное положение вопреки интересам службы. Так, в разделе преступлений в сфере экономической деятельности в одних составах закреплен признак «использование служебного положения» (например, ч. 3 ст. 159, и др., ч. 3 ст. 160, п. «б» ч. 3 ст. 174 УК РФ), в других уголовно — правовых нормах применяется формулировка, совершенное «должностным лицом с использованием своего служебного положения» (например, п. «б» ч. 2 ст. 200.1 УК РФ, контрабанда алкогольной продукции и (или) табачных изделий). Аналогичная ситуация в иных разделах Уголовного кодекса, например, статьях 226 и 226.1, ст. 229 и 229.1 УК РФ. При внешней схожести, названные отягчающие вину обстоятельства охватывают различный объем компетенций, прав и обязанностей.

Согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. № 51, под лицами, использующими свое служебное положение при совершении мошенничества, присвоения или растраты (ч. 3 ст. 159, ч.3 ст. 160 УК РФ), следует понимать должностных лиц, обладающих признаками, предусмотренными примечанием 1 к ст. 285 УК РФ, государственных или муниципальных служащих, не являющихся должностными лицами, а также иных лиц, отвечающих требованиям, предусмотренным примечанием 1 к ст. 201 УК РФ [1].168

Аутентичное понятие должностного лица прописано в примечании ст. 285 УК РФ и раскрыто в судебном толковании нормативного характера. Это лица наделенные функциями представителя власти, выполняющие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции постоянно, временно либо по специальному полномочию. Согласно судебным разъяснениям под использованием должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы (ст. 285 УК РФ) следует понимать совершение таких деяний, которые хотя и были непосредственно связаны с осуществлением должностным лицом своих прав и обязанностей, однако не вызывались служебной необходимостью и объективно противоречили как общим задачам и требованиям, предъявляемым к государственному аппарату и аппарату органов местного самоуправления, так и тем целям и задачам, для достижения которых должностное лицо было наделено соответствующими должностными полномочиями. В частности, как злоупотребление должностными полномочиями должны квалифицироваться действия должностного лица, которое из корыстной или иной личной заинтересованности совершает входящие в круг его должностных полномочий действия при отсутствии обязательных условий или оснований для их совершения (например, выдача водительского удостоверения лицам, не сдавшим обязательный экзамен; прием на работу лиц, которые фактически трудовые обязанности не исполняют; освобождение командирами (начальниками) подчиненных от исполнения возложенных на них должностных обязанностей с направлением для работы в коммерческие организации либо обустройства личного домовладения должностного лица) [2].169

167 Постановление президиума Тюменского областного суда от 14 мая 2009 г., 2010. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.vsrf.ru/vscourt_detale.php? > .

168 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 г. № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» // Российская газета №4561, 12.01.2008 г.

Таким образом, признак использование служебного полномочия при совершении преступления толкуется шире признака должностного лица, использующего свое служебное полномочие. Не вдаваясь в дискуссию, считаем целесообразным обсуждение вопроса унификации применяемых законодателем понятий.

Использование служебного положения, в уголовно-правовых нормах предусмотренных ч. 3 ст. 159.1, ч. 3 ст. 159.2, ч. 3 ст. 159.3, ч. 3 ст. 159.5, ч. 3 ст. 159.6, п. «б» ч. 3 ст. 174 УК РФ, представлен как особо квалифицирующий признак, относящийся к преступлениям средней тяжести. Не обсуждая вопрос о правильности правотворческого решения, отметим, что требуется корректировка официальной позиции высшей надзорной инстанции по поводу специального субъекта преступлений. То есть, если понижена не только максимальная санкции за указанные преступления, но и их категория, то в субъектах рассматриваемых общественно опасных деяниях назрела необходимость в снижении «уровня респектабельности» мошенников-служащих, а именно — в отнесении к субъектам мошенничеств, совершаемых с использованием служебного положения, служащих, не наделенных управленческими полномочиями и независимо от вида службы.

Следует учитывать, что такое обстоятельство, отягчающее наказание, как «совершение преступления с использованием доверия, оказанного виновному в силу его служебного положения или договора» (п. «м» ч. 1 ст. 63 УК РФ), усматривается и при отсутствии у субъекта преступления признаков должностного лица и иных лиц, указанных в примечаниях к ст. ст. 285 и 201 УК РФ. В рамках обсуждаемого вопроса так же выделим аспект, связанный с реализацией принципов справедливости и равенства граждан перед законом. Федеральным законом от 22.07.2010 № 155-ФЗ в ст. 63 УК РФ в качестве отягчающего обстоятельства введен пункт «о) совершение умышленного преступления сотрудником органа внутренних дел». Почему это обстоятельство касается только сотрудников органов внутренних дел? Достаточно широкий диапазон совершения различных преступлений лицами с использованием служебного или должностного положения. С учетом использования законодателем нового квалифицирующего признака, совершение преступления «должностным лицом с использованием служебного положения, считаем соответствующим принципу справедливости изложить данное обстоятельство в редакции: «о) совершение умышленного преступления лицом с использованием служебного или должностного положения» [2].170.

Использование не только властных, но и других служебных полномочий (например, совершение каких- либо юридически значимых действий от имени фирмы, реализующей товары или оказывающей услуги) значительно упрощает введение потерпевшего в заблуждение по сравнению с «уличным» мошенничеством. Даже рядовому служащему организации проще похитить денежные средства этой организации, бюджета, внебюджетного фонда, чем любому постороннему лицу (например, сотруднику отдела урегулирования убытков страховой компании, по сговору с заинтересованными лицами, на основании поддельных документов составившему проект распоряжения на выплату страхового возмещения; бухгалтеру районной администрации, оформившему справку о заработной плате с указанием заведомо ложных сведений для получения социальной выплаты; менеджеру по продажам финансовых продуктов, оформившему кредитные карты на клиентов без ведома последних и похитившего при помощи этих карт денежные средства банка) [4].171

Так, приговором суда З. признан виновным в том, что, являясь водителем Уральской государственной лесотехнической академии и материально ответственным лицом, которому для осуществления трудовых функций по эксплуатации служебного автомобиля была вверена пластиковая карта сети автозаправочных станций с правом приобретения по безналичному расчету топлива, он с использованием своего служебного положения похитил вверенные ему товарно-материальные ценности на общую сумму 1851 руб. 75 коп. и распорядился ими по своему усмотрению, т.е. совершил преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 160 УК РФ. Рассматривая это дело в порядке надзора, президиум Свердловского областного суда нашел, что приговор и постановление суда подлежат изменению. З. исполнял обязанности водителя на основании трудового договора и являлся материально ответственным лицом. Указанное свидетельствует о том, что в действиях З. отсутствует признак совершения преступления с использованием своего служебного положения. При таких обстоятельствах его действия должны быть квалифицированы как хищение чужого имущества путем присвоения, совершенное без отягчающих обстоятельств. Субъект при совершении мошенничества, присвоения или растраты должен использовать свое служебное положение, которое облегчает ему совершение хищения. В противном случае вменять анализируемый признак нельзя.

169 Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16.10.2009 г. № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» // Российская газета № 5031, 30.10.2009 г. Пункт 15.

170 Абубакиров Ф.М. К вопросу о принципе справедливости в уголовном законодательстве// Российский судья №5, 2015. С. 35.

Это интересно:  Заработная плата должна выплачиваться

171 Егорова Н.А. Ответственность за «служебные» мошенничества: необходимость новых правовых подходов // Российская юстиция. 2014 г. № 8. С. 19-22.

Если, совершая хищение с использованием своего служебного положения, должностное лицо или лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, одновременно злоупотребляет своим должностным (служебным) положением, возможна дополнительная квалификация его действий по ст. 201, 285 УК РФ.

Согласно разъяснению Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» в п. 17 постановления: «Если использование должностным лицом своих служебных полномочий выразилось в хищении чужого имущества, когда фактически произошло его изъятие, содеянное полностью охватывается частью 3 статьи 159 УК РФ или частью 3 статьи 160 УК РФ и дополнительной квалификации по статье 285 УК РФ не требует. В тех случаях, когда должностное лицо, используя свои служебные полномочия, наряду с хищением чужого имущества, совершило другие незаконные действия, связанные со злоупотреблением должностными полномочиями из корыстной или иной личной заинтересованности, содеянное им надлежит квалифицировать по совокупности указанных преступлений» [2].172

Преступления, совершаемые с использованием служебного положения

Преступления, совершаемые с использованием служебного положения.

Действующее уголовное законодательство предусматривает во многих составах преступлений такой квалифицирующий признак, как использование своего служебного положения. Уголовно-правовое значение данного признака состоит в том, что при использовании служебного положения происходит посягательство на дополнительный объект – интересы службы.

Объектом должностного преступления является нормальная, регламентированная соответствующими правовыми актами деятельность государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, а непосредственным объектом – права и законные интересы граждан или организаций либо охраняемые законом интересы общества или государства.

Отличительная черта должностного преступления состоит в том, что, посягая на нормальное функционирование органов и учреждений, это преступление имеет следствием не только умаления их авторитета в обществе, оно подрывает у граждан уверенность в защищенности их прав и законных интересов.

Квалифицирующий признак «с использованием своего служебного положения» в статьях Особенной части Уголовного кодекса встречается достаточно часто.

Объективная сторона должностных преступлений предполагает наличие таких обязательных признаков, как: совершение указанных в диспозиции соответствующих статей деяний вопреки интересам службы, то есть находящихся в противоречии не только с задачами, для выполнения которых образован орган или учреждение, но и с теми полномочиями, выполнение которых непосредственно возложено на должностное лицо; наступление определенных последствий преступления; наличие причинной связи между незаконными действиями (бездействием) должностного лица и наступившими последствиями.

Способы и формы совершения того или иного должностного преступления могут быть различными. Однако объединяет их то обстоятельство, что они находятся в противоречии с интересами службы.

Субъектами совершения преступлений с использованием служебного положения могут быть должностные лица и лица, выполняющие управленческие функции в коммерческих или иных организациях, поскольку они обладают особыми полномочиями и положением, позволяющими облегчить совершение преступления.

Понятие должностного лица раскрывается в примечаниях к ст. 285 УК РФ. Так, должностными лицами признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях.

В примечании 1 к ст. 201 УК РФ указано, какие именно лица признаются выполняющими управленческие функции. А именно, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением, признается лицо, выполняющее функции единоличного исполнительного органа, члена совета директоров или иного коллегиального исполнительного органа, а также лицо, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в этих организациях.

В постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации обращено внимание и на категорию лиц, относящихся к государственным и муниципальным служащим.

Служащий является собирательным понятием, охватывающим следующие виды: 1) государственный и муниципальный служащий; 2) служащий государственного и муниципального учреждения; 3) служащий государственной корпорации; 4) служащий коммерческой или иной организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным и муниципальным учреждением.

Виды государственных служащих определены в ст.10 Федерального закона «О системе государственной службы Российской Федерации» от 01.01.2001 года . Так, федеральный государственный служащий – гражданин, осуществляющий профессиональную служебную деятельность на должности федеральной государственной службы и получающий денежное содержание (вознаграждение, довольствие) за счет средств федерального бюджета.

Определение муниципального служащего дано в ст.10 Федерального закона «О муниципальной службе в Российской Федерации» от 01.01.2001 г. . Муниципальным служащим является гражданин, исполняющий в порядке, определенном муниципальными правовыми актами в соответствии с федеральными законами и законами субъекта Российской Федерации, обязанности по должности муниципальной службы за денежное вознаграждение, выплачиваемое за счет средств местного бюджета.

В соответствии с Трудовым кодексом Российской Федерации трудовые отношения – отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции. Поэтому трудовые функции выполняют как должностные лица либо лица, осуществляющие управленческие функции в коммерческой или иной организации, так и иные служащие, а также лица, которые в трудовом законодательстве определяются как работники, осуществляющие трудовую деятельность по профессии рабочего. Признание субъектами преступлений, которые совершаются с использованием служебного положения, лиц, осуществляющих трудовую деятельность по профессии рабочего, исключается, поскольку речь идет об использовании служебного положения.

Таким образом, под лицами, использующими свое служебное положение, следует понимать должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, а также служащих в целом.

СПЕЦИАЛЬНЫЙ СУБЪЕКТ ОБЩЕУГОЛОВНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ,
СОВЕРШАЕМЫХ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ СЛУЖЕБНОГО ПОЛОЖЕНИЯ

Действующее уголовное законодательство предусматривает во многих составах преступлений такой квалифицирующий признак, как использование своего служебного положения. Уголовно-правовое значение данного признака состоит в том, что при использовании служебного положения происходит посягательство на дополнительный объект — интересы службы.

Проблемы применения данного квалифицирующего признака связаны с толкованием нескольких понятий: служебное положение, использование служебного положения, субъект использования служебного положения.

Представляет интерес анализ постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по различным категориям дел о преступлениях, имеющих квалифицирующий признак «с использованием служебного положения», с позиций субъекта преступления.

Так, в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)» от 10 июня 2010 г. № 12 сказано, что к лицам, совершившим деяние, предусмотренное ч. 2 ст. 210 УК РФ, с использованием своего служебного положения, следует относить как должностных лиц, так и государственных служащих и служащих органов местного самоуправления, не относящихся к числу должностных лиц, а также лиц, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющих организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в коммерческой организации независимо от формы собственности или в некоммерческой организации, не являющейся государственным или муниципальным учреждением.

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» от 27 декабря 2007 г. № 51 под лицами, использующими свое служебное положение при совершении мошенничества, присвоения или растраты (ч. 3 ст. 159, ч. 3 ст. 160 УК РФ), понимаются должностные лица, обладающие признаками, предусмотренными примечанием 1 к ст. 285 УК РФ, государственные или муниципальные служащие, не являющиеся должностными лицами, а также иные лица, отвечающие требованиям, предусмотренным примечанием 1 к ст. 201 УК РФ (например, лицо, которое использует для совершения хищения чужого имущества свои служебные полномочия, включающие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности, в коммерческой организации).

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака» от 26 апреля 2007 г. № 14 разъясняет, что по п. «г» ч. 3 ст. 146 УК РФ подлежит уголовной ответственности лицо, использующее для совершения преступления служебное положение. Им может быть как должностное лицо, обладающее признаками, предусмотренными примечанием 1 к ст. 285 УК РФ, так и государственный или муниципальный служащий, не являющийся должностным лицом, а также иное лицо, отвечающее требованиям, предусмотренным примечанием 1 к ст. 201 УК РФ (например, руководитель предприятия любой формы собственности, поручающий своим подчиненным незаконно использовать авторские или смежные права).

В пункте 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов,

взрывчатых веществ и взрывных устройств» от 12 марта 2002 г. № 5 раскрывается, что хищением оружия, комплектующих деталей к нему, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств лицом с использованием своего служебного положения следует считать хищение их как лицом, которое наделено служебными полномочиями, связанными с оборотом оружия, в частности его использованием, производством, учетом, хранением, передачей, изъятием и т. д., так и лицом, которому они выданы персонально и на определенное время для выполнения специальных обязанностей (часовым, постовым милиционером, вахтером или инкассатором во время исполнения ими служебных обязанностей и т. п.).

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» от 17 января 1997 г. № 1 гласит, что под совершением бандитизма с использованием своего служебного положения (ч. 3 ст. 209 УК РФ) следует понимать использование лицом своих властных или иных служебных полномочий, форменной одежды и атрибутики, служебных удостоверений или оружия, а равно сведений, которыми оно располагает в связи со своим служебным положением, при подготовке или совершении бандой нападения либо при финансировании ее преступной деятельности, вооружении, материальном оснащении, подборе новых членов банды и т. п.

Это интересно:  Как взять кредит на ооо

Как указано в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем» от 18 января 2004 г. № 23, под лицами, использующими свое служебное положение (п. «б» ч. 3 ст. 174 и п. «б» ч. 2 ст. 1741 УК РФ), следует понимать должностных лиц, служащих, а также лиц, осуществляющих управленческие функции в коммерческих и иных организациях.

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» от 15 июня 2006 г. № 14 указывается, что под использующим свое служебное положение лицом (п. «в» ч. 2 ст. 229 УК РФ) следует понимать как должностное лицо, так и лицо, выполнение трудовых функций которого связано с работой с наркотическими средствами или психотропными веществами. Например, при изготовлении лекарственных препаратов таким лицом может являться провизор, лаборант, при отпуске и применении — работник аптеки, врач, медицинская сестра, при их охране — охранник, экспедитор.

Квалифицирующий признак «с использованием своего служебного положения» в статьях Особенной части Уголовного кодекса встречается достаточно часто. Казалось бы, во всех случаях этот квалифицирующий признак должен иметь одинаковое содержание. Между тем судебное толкование данного признака, даже на уровне высшей судебной инстанции, применительно к разным составам преступления существенно отличается.

К лицам, которые могут быть субъектом преступлений, совершенных с использованием служебного положения, Верховный Суд во всех случаях относит должностных лиц (примечание 1 к ст. 285 УК РФ) и лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческих и иных организациях (примечание 1 к ст. 201 УК РФ). Все постановления прямо или косвенно к таким субъектам относят государственных и муниципальных служащих. Но, кроме того, в одном постановлении использование служебного положения связывается с осуществлением трудовых функций («О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами»); в одном — с выполнением служебных полномочий в целом или специальных обязанностей («О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве

и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств») и в одном постановлении упоминаются служащие в целом («О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем»).

Безусловно, субъектами совершения общеуголовных преступлений с использованием служебного положения могут быть должностные лица и лица, выполняющие управленческие функции в коммерческих или иных организациях, поскольку они обладают особыми полномочиями и положением, позволяющими облегчить совершение преступления.

Понятие должностного лица раскрывается в примечаниях к ст. 285 УК РФ. Должностными лицами признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, государственных корпорациях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации.

В примечании 1 к ст. 201 УК РФ указано, какие именно лица признаются выполняющими управленческие функции. А именно, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением, признается лицо, выполняющее функции единоличного исполнительного органа, члена совета директоров или иного коллегиального исполнительного органа, а также лицо, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в этих организациях.

Практически во всех постановлениях обращено внимание и на категорию лиц, относящихся к государственным и муниципальным служащим.

Служащий является собирательным понятием, охватывающим следующие виды: 1) государственный и муниципальный служащий; 2) служащий государственного и муниципального учреждения; 3) служащий государственной корпорации; 4) служащий коммерческой или иной организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным и муниципальным учреждением.

Виды государственных служащих определены в ст. 10 Федерального закона «О системе государственной службы Российской Федерации» от 27 мая 2003 г. № 58-ФЗ. Так, федеральный государственный служащий — гражданин, осуществляющий профессиональную служебную деятельность на должности федеральной государственной службы и получающий денежное содержание (вознаграждение, довольствие) за счет средств федерального бюджета.

Государственный гражданский служащий субъекта Российской Федерации — гражданин, осуществляющий профессиональную служебную деятельность на должности государственной гражданской службы субъекта Российской Федерации и получающий денежное содержание (вознаграждение) за счет средств бюджета соответствующего субъекта Российской Федерации. В случаях, предусмотренных федеральным законом, государственный гражданский служащий субъекта Российской Федерации может получить денежное содержание (вознаграждение) также за счет средств федерального бюджета.

Определение муниципального служащего дано в ст. 10 Федерального закона «О муниципальной службе в Российской Федерации» от 2 марта 2007 г. № 25-ФЗ. Муниципальным служащим является гражданин, исполняющий в порядке, определенном муниципальными правовыми актами в соответствии с федеральными законами и законами субъекта Российской Федерации, обязанности по должности муниципальной службы за денежное содержание, выплачиваемое за счет средств местного бюджета.

Неоднозначно в постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации решается вопрос относительно иных субъектов — служащих государственных и муниципальных учреждений, государственных корпораций, коммерческих и некоммерческих организаций.

Проблема заключается в определении фигуры служащего, не являющегося государственным или муниципальным служащим, а также не являющегося должностным лицом.

Представляется, что, даже являясь рядовым служащим, последний, находясь в системе служебной иерархии, имеет, как правило, возможность оказать содействие, повлиять, принять решение, действуя в рамках своих служебных полномочий, которыми не обладают лица, не являющиеся служащими организации(1). В пользу изложенного подхода свидетельствует разъяснение Пленума Верховного Суда Российской Федерации, приведенное в постановлении «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм», в котором указано, что с использованием своего служебного положения понимаются действия лица по использованию своих властных или иных служебных полномочий, а равно сведений, которыми оно располагает в связи со своим служебным положением.

Но признавать субъектами использования служебного положения лиц, не относящихся к категории служащих, нельзя.

В соответствии с Трудовым кодексом Российской Федерации трудовые отношения — отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции. Поэтому трудовые функции выполняют как должностные лица либо лица, осуществляющие управленческие функции в коммерческой или иной организации, так и иные служащие, а также лица, которые в трудовом законодательстве определяются как работники, осуществляющие трудовую деятельность по профессии рабочего. Признание субъектами преступлений, которые совершаются с использованием служебного положения, лиц, осуществляющих трудовую функцию по профессии рабочего, на наш взгляд, исключается, поскольку речь идет об использовании служебного положения(2).

Таким образом, под лицами, использующими свое служебное положение, следует понимать должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, а также служащих в целом.

Совершение деяния лицом с использованием своего служебного положения

Указанное обстоятельство выступает особо квалифицирующим признаком мошенничества (ч. 3 ст. 159 УК РФ) и присвоения и растраты (ч. 3 ст. 160 УК РФ).

Признак появился взамен существовавшей в прежнем уголовном законодательстве самостоятельной формы хищения — хищение государственного имущества путем злоупотребления своим служебным положением. Эта форма хищения в определенной степени приравнивалась к формам присвоения и растраты, поскольку предусматривалась в одной статье с ними. Разница между названными формами заключалась в том, что в присвоении и растрате имущество было вверено виновному, а в должностном хищении имущество могло находиться в ведении виновного, но вверено ему зачастую не было. Думаю, законодатель совершенно справедливо посчитал, что у должностного хищения отсутствует свой специфический способ хищения; должностное (служебное) положение только облегчает совершение хищения, а пользуется должностное лицо или другой служащий теми способами, которые издавна известны и предусмотрены в мошенничестве и в присвоении или растрате. Соответственно, признак «совершение хищения с использованием своего служебного положения» ныне предусмотрен как особо квалифицирующий признак и мошенничества, и присвоения или растраты. И в зависимости от того, какой конкретно способ хищения избран виновным, применению подлежит или ст. 159, или ст. 160 УК РФ*(1151). Хотя следует отметить, что этот вопрос почти всегда решается в конкретных случаях очень сложно в связи с тем, что любой служащий пользуется доверием той организации, в которой он работает.

Своеобразную позицию по этому вопросу занимает И.Я. Козаченко. Он пишет, комментируя анализируемый признак для присвоения и растраты: «Хищение путем присвоения и растраты отличается от хищения с использованием виновным своего служебного положения (ч. 3 ст. 160 УК РФ) главным образом тем, что при присвоении и растрате имущество находилось в момент хищения во владении виновного и оно несло полную материальную ответственность за сохранность этого имущества. При хищении же с использованием служебного положения похищаемое имущество во владении виновного не находится»*(1152). Думаю, для таких заключений современная редакция ст. 160 УК РФ оснований не дает. В ч. 3 статьи говорится: «Те же деяния, совершенные лицом с использованием своего служебного положения. «; т.е. имеются в виду «присвоение или растрата, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному» (ч. 1 ст. 160 УК РФ).

Это интересно:  Где получить справку о составе семьи 2019

Анализируемый особо квалифицирующий признак предполагает наличие специального субъекта. Этим субъектом может быть:

1) должностное лицо, понятие которого дано в примечании к ст. 285 УК РФ;

2) государственный служащий или служащий органа местного самоуправления, не являющийся должностным лицом;

3) лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации;

4) служащий коммерческой или иной организации, не наделенный управленческими функциями*(1153).

Л.Д. Гаухман, Б.В. Волженкин и С.М. Кочои толкуют анализируемый квалифицирующий признак ограничительно; они не включают в его понятие служащих, не обладающих признаками должностного лица или лица, выполняющего управленческие функции в коммерческих или иных организациях*(1154). Ю.И. Ляпунов не причислял к этим лицам ни руководящих, ни рядовых служащих коммерческих или иных организаций*(1155).

Если посмотреть на толкование признака «использование своего служебного положения», которое есть в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51, то мы увидим, что Пленум не относит к таким лицам только служащих коммерческих и иных организаций, которые не выполняют управленческих функций: «Под лицами, использующими свое служебное положение при совершении мошенничества, присвоения или растраты (часть 3 статьи 159, часть 3 статьи 160 УК РФ), следует понимать должностных лиц, обладающих признаками, предусмотренными примечанием 1 к статье 285 УК РФ, государственных или муниципальных служащих, не являющихся должностными лицами, а также иных лиц, отвечающих требованиям, предусмотренным примечанием 1 к статье 201 УК РФ (например, лицо, которое использует для совершения хищения чужого имущества свои служебные полномочия, включающие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности в коммерческой организации)» (п. 24).

Думаю, что для таких ограничений закон не дает никаких оснований. И уж тем более не последовательна позиция Пленума Верховного Суда, который признает специальным субъектом служащих, которые не являются должностными лицами, и не признает специальным субъектом служащих, которые не являются управленцами.

В то же время нельзя расширять до бесконечности лиц, которые используют свое служебное положение, как это делают подчас на практике.

Так, приговором суда З. признан виновным в том, что, являясь водителем Уральской государственной лесотехнической академии и материально ответственным лицом, которому для осуществления трудовых функций по эксплуатации служебного автомобиля была вверена пластиковая карта сети автозаправочных станций с правом приобретения по безналичному расчету топлива, он с использованием своего служебного положения похитил вверенные ему товарно-материальные ценности на общую сумму 1851 руб. 75 коп. и распорядился ими по своему усмотрению, т.е. совершил преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 160 УК РФ. Рассматривая это дело в порядке надзора, президиум Свердловского областного суда нашел, что приговор и постановление суда подлежат изменению. З. исполнял обязанности водителя на основании трудового договора и являлся материально ответственным лицом. Указанное свидетельствует о том, что в действиях З. отсутствует признак совершения преступления с использованием своего служебного положения. При таких обстоятельствах его действия должны быть квалифицированы как хищение чужого имущества путем присвоения, совершенное без отягчающих обстоятельств*(1156).

Не отнесены — и верно — к лицам, использующим в хищении свое служебное положение, и продавец, в обязанности которого входили реализация населению товаров, ведение кассового учета и отчетности, распространение рекламы фирменной продукции*(1157), и оператор связи по приему платежей за коммунальные услуги*(1158) и т.п.

Субъект при совершении мошенничества, присвоения или растраты должен использовать свое служебное положение, которое облегчает ему совершение хищения. В противном случае вменять анализируемый признак нельзя. З.А. Незнамова абсолютно верно приводит примеры мошенничества, совершаемого с использованием лицом своего служебного положения: компьютерные мошенничества, совершаемые работниками банковских и иных учреждений, страховое, финансовое, трастовое мошенничество, мошенничество на рынке ценных бумаг и т.д.*(1159)

Если, совершая хищение с использованием своего служебного положения, должностное лицо или лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, одновременно злоупотребляет своим должностным (служебным) положением, возможна дополнительная квалификация его действий по ст. 201, 285 УК РФ. Верно отмечается в п. 17 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий»: «Если использование должностным лицом своих служебных полномочий выразилось в хищении чужого имущества, когда фактически произошло его изъятие, содеянное полностью охватывается частью 3 статьи 159 УК РФ или частью 3 статьи 160 УК РФ и дополнительной квалификации по статье 285 УК РФ не требует. В тех случаях, когда должностное лицо, используя свои служебные полномочия, наряду с хищением чужого имущества, совершило другие незаконные действия, связанные со злоупотреблением должностными полномочиями из корыстной или иной личной заинтересованности, содеянное им надлежит квалифицировать по совокупности указанных преступлений».

Так же решается вопрос о дополнительной квалификации хищения по составам должностных преступлений и на практике.

Так, Б., являвшийся старшим оперуполномоченным по особо важным делам криминальной милиции, вступил с осужденными по этому же делу С. и П. в предварительный сговор, направленный на хищение имущества Р. путем обмана. П. и С., предъявив служебные удостоверения, подошли к Р. и без объяснения причин доставили его к зданию криминальной милиции, где сообщили потерпевшему не соответствующие действительности сведения о том, что он якобы находится в международном розыске, и обещали прекратить розыск и отпустить Р., если тот передаст им 50 тыс. долл. США. После того как Р. сообщил, что не в состоянии выплатить требуемую сумму, Б. снизил размер требований до 25 тыс. долл. США. Спустя два дня Б., находясь в автомобиле Р., получил от потерпевшего в качестве задатка денежные средства в сумме 4900 долл. США, после чего был задержан сотрудниками отдела собственной безопасности. Действия Б. квалифицированы судом первой инстанции по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159 и ч. 1 ст. 285 УК РФ. Суд надзорной инстанции изменил состоявшиеся в отношении Б. судебные решения и исключил осуждение его по ч. 1 ст. 285 УК РФ, поскольку противоправное поведение Б., связанное с использованием им своего служебного положения вопреки интересам службы в отношении потерпевшего, полностью охватывается составом преступления, предусмотренным ч. 3 ст. 159 УК РФ, и не требует дополнительной квалификации по ч. 1 ст. 285 УК РФ*(1160).

Президиум Свердловского областного суда, рассматривая дело в порядке надзора, отметил следующее. Действия П., совершенные им в январе и феврале 2005 г., квалифицированы как идеальная совокупность преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 159 и ч. 1 ст. 286 УК РФ. При этом в приговоре указаны признаки действий, свойственные злоупотреблению служебным положением судебного пристава-исполнителя, а не превышению им должностных полномочий. Под злоупотреблением должностными полномочиями из корыстной заинтересованности понимаются такие неправомерные действия должностного лица, которые совершены с целью получения имущественной выгоды без незаконного безвозмездного обращения чужого имущества в свою собственность или собственность других лиц. Однако судом указано, что все действия П. по данным эпизодам были направлены не на получение какой-либо имущественной выгоды в результате незаконного безвозмездного обращения чужого имущества в свою собственность, а на совершение хищения денежных средств путем обмана с использованием положения судебного пристава-исполнителя из корыстных побуждений. Именно в результате этих действий П. денежные средства перешли в его незаконное владение и были использованы осужденным по своему усмотрению. Указанное свидетельствует о том, что злоупотребление в данном случае являлось способом совершения хищения. Поэтому содеянное П. должно расцениваться как хищение и квалифицироваться по ч. 3 ст. 159 УК РФ. Дополнительная квалификация этих же действий по ч. 1 ст. 286 УК РФ является излишней.

По изложенным основаниям президиум изменил приговор в отношении П., исключив указание об осуждении по ч. 1 ст. 286 УК РФ*(1161).

Важными для понимания анализируемого признака представляются также разъяснения, содержащиеся в п. 24 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51: «Признак совершения преступления с использованием своего служебного положения отсутствует в случае присвоения или растраты принадлежащего физическому лицу (в том числе индивидуальному предпринимателю без образования юридического лица) имущества, которое было вверено им другому физическому лицу на основании гражданско-правовых договоров аренды, подряда, комиссии, перевозки, хранения и др. или трудового договора. Указанные действия охватываются частью 1 статьи 160 УК РФ, если в содеянном не содержится иных квалифицирующих признаков, предусмотренных этой статьей. Действия организаторов, подстрекателей и пособников мошенничества, присвоения или растраты, заведомо для них совершенных лицом с использованием своего служебного положения, квалифицируются по соответствующей части статьи 33 УК РФ и по части 3 статьи 159 или соответственно по части 3 статьи 160 УК РФ».

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Статья написана по материалам сайтов: pandia.ru, www.procuror.spb.ru, studopedia.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector