+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Согласие больного на операцию

Подписание формы согласия должно быть последним событием путешествия пациента, начавшегося с первого посещения кабинета офтальмолога. Процедура получения согласия перед проведением лечения введена с целью защиты самостоятельности (доел. — автономности) пациента. Чтобы согласие имело законную силу, оно должно добровольно даваться проинформированным пациентом, способным давать согласие. В соответствием с Законом о психической дееспособности (Mental Capacity Act) 2005 года (Закон Соединенного королевства) дееспособность определяется как соответствие индивида следующим критериям. Пациент в состоянии:
1. Запоминать информацию.
2. Понимать информацию.
3. Использовать информацию для оценки риска и выгод.
4. Сообщать решение.

а) Согласие — это процесс, а не событие. Во время согласия у пациента должно появиться ясное представление о методах, принципах и результатах лечения, затем он должен взвесить риск и выгоду лечения и принять информированное решение, при этом у него должны сформироваться реалистичные ожидания относительно результатов хирургического вмешательства.

Наилучшей практикой считается документировать беседы с вашим пациентом на каждой стадии в процессе получения согласия и записывать, какая письменная информация предоставлена пациенту. Правильно выбранное время беседы и получения согласия в клинике за день до операции позволяет пациенту подумать над своим решением, и при подтверждении согласия в день операции остается возможность ответить на дополнительные вопросы.

Некоторые авторитеты рекомендуют, чтобы получением согласия занимался тот же врач, который проводит лечение, тогда как в других странах позволяется делегировать обязанность получения согласия другому сотруднику, при условии, что он обладает достаточными знаниями, чтобы описать риски и выгоды лечения и ответить на вопросы.

Вопреки распространенному заблуждению, не существует отдельного «порога риска», который определяет, какие осложнения вы должны или не должны обсуждать с вашими пациентами. Юридические стандарты относительно того, какие риски должны быть доведены до пациента, различаются в разных странах и даже в различных административных единицах. Этические стандарты, соблюдения которых требуют врачебные ассоциации от своих членов, могут быть строже, чем требования закона. Рекомендуется информировать Вашего пациента обо всех значимых возможных осложнениях или неизбежных опасностях оперативного вмешательства и сделать запись о предоставленной информации.

б) Поощряйте диалог со своим пациентом. Следует достичь устойчивого баланса между ожиданиями, которые высказывает Ваш пациент, и уверенностью в том, что он получил достаточно сведений, чтобы принять информированное решение. Обязанность хирурга — выяснить пожелания и ожидания пациента и обсудить все, относящееся к данному случаю, предоставить сбалансированную информацию и убедиться, что пациент ее понял. Во многих странах хирург также рассказывает об опасностях анестезии, в том числе инвалидизации и смерти, в других это делает специалист анестезиолог.

В информированном согласии должны учитываться следующие вопросы:
— Диагноз
— Методы лечения, в том числе отказ от лечения
— Другие манипуляции, которые, возможно, будет необходимо выполнить во время операции
— Часто встречающиеся побочные эффекты/осложнения
— Редкие, значимые осложнения
— Различные методы анестезии и их риски

в) При лечении детей согласие имеет целью разделение ответственности между хирургом и родителями. При лечении маленьких детей до начала лечения требуется получить информированное согласие родителя или представителя интересов ребенка. В большинстве случаев будет принято решение, максимально удовлетворяющее интересам пациента. Хотя требуется подпись лишь одного родителя, возможно, следовало бы привлекать к принятию решения обоих родителей.

г) Учитывайте способность подростков участвовать в принятии решения. Способность подростков принимать решение зависит более от их способности понять принципы предлагаемого лечения и его возможные последствия, чем от их возраста. Простые критерии оценки их компетенции отсутствуют; от вас требуется способность в каждом конкретном случае оценить степень осведомленности подростка.Возраст, когда подросток может давать свое согласие, широко варьирует в разных странах и должен учитываться индивидуально. Регламентирующие получение согласия законы постоянно изменяются и различаются в разных странах.

При наличии сомнений в юридической обоснованности планируемого вмешательства следует проконсультироваться у юриста.

Информированное согласие на оперативное лечение косоглазия Офтальмологической компании взаимного страхования (Ophthalmic Mutual Insurance Company). Основные опасности оперативного лечения косоглазия:
1. Необходимость повторных операций
2. Персистирующее отклонение, изменение положения век, ограничение подвижности глаза, персистирующие нарушения зрения
3. Двоение
4. Формирование рубцов
5. Инфекция
6. Кровоизлияние или кровотечение
7. Тяжелая инфекция или кровотечение, вызывающие поражение глаза или, редко, ухудшение зрения
8. Аллергическая реакция
9. Транзиторные побочные эффекты, в том числе эрозия роговицы, конъюнктивит, боли в глазу

Бланк информированное согласие на оперативное вмешательство

Информированное согласие пациента на проведение операции.

Подписывая данный документ, я _____________________________________, даю согласие на выполнение мне операции по поводу

1. Решение вопроса о методе и объёме операции я доверяю оперирующему хирургу __________________________________________________________.

2. Мне разъяснены и понятны суть моего заболевания, опасности связанные с дальнейшим развитием этого заболевания, понимаю необходимость оперативного лечения.

3. Я поставил(а) в известность оперирующего врача обо всех проблемах с моим здоровьем:

· аллергические проявления ______________________________________;

· индивидуальная непереносимость лекарственных средств _____________ _______________________________________________________________;

(перечислить непереносимые лек. средства)

4. Полностью ясными для меня являются следующие положения:

Ø операция будет проводиться:

o под местным обезболиванием, на что я даю своё согласие ____________

o под наркозом, на что я даю своё согласие _______________

Ø во время операции могут возникнуть обстоятельства, препятствующие выполнению данной операции или выявиться ситуация, требующая изменения плана операции. В такой ситуации хирург должен поступить согласно возникшим обстоятельствам;

Ø во время операции или после неё могут развиться такие осложнения как: кровотечение, тромбоз сосудов, расхождение швов, нагноение и др., что потребует дополнительных вмешательств. Я уполномочиваю врачей выполнить любую необходимую процедуру или дополнительное вмешательство, которое может потребоваться в целях лечения, а также в связи с возникновением неопределенных ситуаций.

5. В случае ухудшения моего здоровья прошу сообщить ___________________

________________, по телефону ____________________ и адресу __________

6. Мне разъяснено, что операция в случае моего заболевания является одним из этапов лечения и я предупрежден о необходимости продолжать приём противотуберкулезных препаратов и после операции, под наблюдением.

7. Мне разъяснено, что в случае отказа от операции, возможно, прогрессирование моего заболевания и развитие осложнений. Так как альтернативы оперативному лечению нет, я буду выписан для продолжения консервативного (медикаментозного) лечения по месту жительства.

Я удостоверяю, что текст мною прочитан, полученные по каждому пункту документа пояснения мне

подпись больного (родственника или представителя, с указанием фамилии и вида родственных отношений)

Беседу провел врач ____________________________

Юридическое значение согласия пациента на медицинское вмешательство

Статья 27 Закона РМ о здравоохранении от 28 марта 1995 г. закрепляет права пациента на информацию о медицинских процедурах, которые он проходит, о их возможном риске и лечебном эффекты, об альтернативных методах, о диагнозе, прогнозе и ходе лечения, о профилактических рекомендациях. Эту информацию пациент вправе получить в письменном виде. Однако это право пациента нарушается во всех лечебно-профилактических учреждениях республики. И понятно почему. Правдивое информирование пациента о смертельном риске предстоящей плановой операции привело бы к тому, что пациенты отказывались бы от них, а врачам, оставшимся без пациентов, пришлось бы менять профессию.

Американский опыт информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство.

А как подходят к этому американские врачи? В соответствии с законодательством и принятыми профессиональными нормами, больной, дающий письменное согласие на проведение лечебно-диагностических мероприятий, должен:

  • быть способен принимать решения;
  • обладать достаточной для принятия решения информацией;
  • быть свободен в принятии решения.
Это интересно:  Займ под материнский капитал наличными срочно

Больной должен обладать достаточным интеллектом для того, чтобы сделать свой выбор и сообщить о нем, обработать полученную информацию, оценить ситуацию и ее последствия для собственной жизни.[1]

По нашему мнению, полностью осмыслить риск предстоящего лечения способен только сам лечащий врач, у которого за длительный период времени уже случались трагические исходы. Кроме того, он знаком или должен быть знаком с лечебной практикой в своей области, как отечественной, так и зарубежной. И правильно поступают те врачи, которые, зная о смертельном риске предстоящей операции, о своих ограниченных возможностях, отказываются от ее проведения, ищут альтернативные методы лечения или советуют пациентам обратиться к зарубежным, более опытным врачам. Этим они оказывают пациенту огромную услугу, фактически спасая ему жизнь.

Решение вопроса о том, какая именно информация является необходимой и достаточной, входит в компетенцию врачей и юристов. В американских судах используют три стандарта. Первоначально применялся профессионально-ориентированной подход, согласно которому врач должен сообщать больному то, что сообщают своим больным его пользующиеся хорошей репутацией коллеги. Позднее большинство юристов стало использовать стандарт рассудительного человека: врач обязан сообщать все, что хотел бы знать оказавшийся на месте больного «рассудительный человек».

Недавно стал применяться и субъективный, ориентированный на конкретного больного подход, требующий предоставления всех сведений, которые тот хочет получить. Информация, вероятно, должна дифференцироваться и в зависимости от того, о каком пациенте идет речь: о пациенте — медицинском работнике, хорошо осведомленном о характере заболевания и наиболее эффективных методах лечения, о пациенте, неоднократно перенесшем хирургические операции, или о пациенте, впервые обратившемся за медицинской помощью, о пациенте подростке.

Необходимая для больного информация должна включать следующие обязательные сведения:

  • обоснование лечения: прогноз в случае в его отсутствия, предпосылки для использования рекомендуемого лечебного метода;
  • основные ожидаемые результаты лечения и обсуждение тех особенностей больного, которые могут повлиять на результат;
  • основные опасности лечения, включая вероятность, тяжесть и время проявления возможных побочных эффектов;
  • обсуждение альтернативных лечебных методов.

Получив необходимую информацию, больной должен быть в состоянии свободно ею пользоваться и свободно принимать решения.

Многие больные и врачи – не хирурги – настороженно относятся к операциям, независимо от связанного с ними риска. Низкая, но ощутимая вероятность таких исходов, как смерть на операционном столе или тромбоэмболия легочной артерии в послеоперационном периоде, может побудить больного к отказу от операции. Всем известен эффект наполовину пустого, наполовину полного стакана: врач может подчеркивать либо 5%-ную вероятность смерти, либо 95%-ную вероятность выживания. От того, что именно он выделит, во многом зависит решение больного.

Итак, процесс выработки тактики лечения включает в себя два самостоятельных, но тесно связанных этапа: выработку врачебных рекомендаций и получение от больного письменного согласия на проведение соответствующих лечебных мероприятий.[2]

Говоря о взаимоотношениях врача и больного, Р.Ригельман некоторых пациентов, настойчиво добивающихся возмещения материального и морального ущерба от некачественного врачевания, называет сутяжными, с чем мы не можем согласиться. Наоборот, это свидетельствует о высоком правосознании американцев, о их высоком доверии к правосудию и умении отстоять свои нарушенные права. Автор сообщает интересную информацию, как это происходит на практике. В последние года судебные иски по поводу неправильного лечения настолько участились, что большинство врачей на том или ином этапе своей практики подвергаются судебному преследованию, причем финансовые претензии к ним неуклонно растут. Юристы утверждают, что лучшая защита в случае таких обвинений — безупречная документация, письменное согласие больного на выполнение всех врачебных рекомендаций, ранее обнаружение своих просчетов с быстрой реакцией на них.[3]

Информированное добровольное согласие пациента не освобождает врача от ответственности

Мы не можем согласиться с тем, что письменное согласие пациента на проведение плановой смертельно опасной операции с тяжкими последствиями освобождает врача от ответственности. Ведь, в Америке тот же Доктор Смерть Джек Кеворкян за убийство пациента с его согласия приговорен к длительному сроку лишения свободы. По нашему мнению, письменное согласие пациента на операцию имеет большое значение для предупреждения врачебных ошибок небрежности, преступлений. Хорошо информированный пациент о возможных осложнениях и гибели вследствие предстоящей операции просто от нее откажется. Большее значение для предупреждения врачебных преступлений имеет не письменное согласие пациента, с помощь которого врачи снимают с себя ответственность за тяжкие последствия медицинского вмешательства, а заключение письменного до говора между пациентом, его родственниками, с одной стороны, и врачом, медицинским учреждением с другой, с изложением всех прав, обязанностей и ответственности сторон за качество и последствия медицинского вмешательства.

Или согласиться с ускоренным внесудебным порядком возмещения ущерба, что значительно сократит и число конфликтов, возникающих между пациентами и врачами по поводу ненадлежащего лечения. И еще самое важное для врача это сказать правду самому себе, то есть признаться в своих недостатках и определить пределы возможностей. «В начале своей деятельности врачу хватает энергии решать все задачи подряд. Однако, если его самомнение чересчур велико, задачи слишком многочисленны, а способности распределять силы и время недостаточны, начинается процесс истощения. У врача появляется чувство, что его используют, он становится раздражительным, циничным, начинает слишком заботится о деньгах, а временами ищет забвения в наркотиках и алкоголе».[4]

На распространение термина «информированное согласие» повлиял судебный иск М.Сальго против Стэндсфорского Университета (США 1957). Пациент, парализованный в результате транслюмбальной аортографии, выиграл данный процесс. В суде выяснилось, что если бы больной был информирован о возможности такого осложнения, то он не дал бы согласия на проведения аортографии.

В России (да и в Молдове тоже) многие пациенты (до 60%, по данным различных исследователей) не стремятся использовать предоставленное им право на получение информации о медицинском вмешательстве, а полагаются на знания, умения, навыки и профессионализм врача. Это свидетельствует о правовой безграмотности многих граждан и этим объясняется то, что граждане стран СНГ, в отличие от американских, намного реже обращаются в суд для защиты своих прав. Это, в свою очередь, создает более комфортные условия для работы врачей в странах СНГ, для безбоязненного экспериментирования и рискованных хирургических операций, за результаты которых они никакой ответственности не несут.

Предоставляемая медиком информация должна содержать сведения о: состоянии здоровья пациента; результатах проведенного обследования; диагнозе заболевания; цели медицинского вмешательства, его продолжительности; прогнозе заболевания с лечением и без него; последствиях медицинского вмешательства; существующих методах лечения данного заболевания; риске предстоящего медицинского вмешательства; правах пациента и основных способах защиты.[5]

Исследование данной проблемы российскими учеными юристами и медиками

Вопросы получения письменного информированного согласия пациента на медицинское вмешательство исследуются и в статье Гудушиной О.Ю. и Тарасова Ю.И., опубликованной в журнале «Медицинское право» № 1 за 2004 г.[6] Авторы также отмечают, что многие врачи считают, что ни к чему не только письменно оформлять согласие пациента на медицинское вмешательство, но и вообще информировать его о состоянии здоровья и необходимых медицинских манипуляциях. Эти безграмотные в правовых вопросах врачи уже 10 лет ежедневно нарушают права пациента, и только в силу правовой безграмотности пациентов они ни разу не оказались на стороне ответчиков в суде, тогда как в Америке, как уже отмечалось, большинство врачей подвергается судебного преследованию.

Это интересно:  Как вывести деньги с площадки сбербанк аст

К положительным моментам письменного информированного согласия пациентов авторы относят следующее:

  1. Повышается уровень ответственности врача, подход врача к исполнению своих обязанностей, в том числе и чисто врачебных, становится более серьезным.
  2. Письменная форма согласия пациента на медицинское вмешательство – это не только доказательство в суде против необоснованных исков о возмещении вреда здоровью, но и своеобразная профилактика таких исков: информированный пациент не чувствует себя обманутым.
  3. Если вред здоровью пациента в результате оказания медицинской услуги все-таки причинен, то и в этом случае основание для возмещения вреда не бесспорно: согласно статье 1064 Гражданского кодекса РФ, в возмещении вреда может быть отказано, если вред причинен по просьбе или с согласия потерпевшего, а действия причинителя вреда не нарушают нравственные принципы общества.

Аналогичная норма содержится и в статье 1398 ГК РМ. Часть четвертая этой статьи предусматривает, что «Вред не подлежит возмещению, если он причинен по просьбе или с согласия потерпевшего, а действия причинителя не нарушают нормы этики и морали».

Представляется, что авторы не совсем правильно понимают значение письменного информированного согласия пациента на медицинское вмешательство. Оно, прежде всего, имеет целью защиту жизни и здоровья пациента от врачебных преступлений, смертельно опасных медицинских вмешательств, без которых пациент может прожить еще долгие годы, а опасное медицинское вмешательство приведет к его гибели.

По нашему мнению, пациент должен быть проинформирован не только о характере своего заболевания и методах лечения, но и о том, кому он доверяет свою жизнь и здоровье, какова квалификация врача, как часто в его практике встречались трагические исходы и другие сведения. Повторяем, что письменное информирование пациента имеет целью охрану его жизни и здоровья, а не защиту врачей от необоснованных исков и от обязанности возместить ущерб, причиненный жизни и здоровью пациента.

Кроме того, причинитель вреда не всегда освобождается от ответственности, даже если вред причинен по просьбе или с согласия потерпевшего. Скажем, за уклонение от призыва на срочную военную службу путем членовредительства, если телесные повреждения причинил врач даже по просьбе призывника, он все равно будет привлечен к уголовной ответственности как соучастник в преступлении (ст. 353 УК РМ). Убийство потерпевшего по его просьбе также влечет уголовную ответственность. О.Ю.Гудушина, Ю.И. Тарасов и другие авторы, придерживающиеся аналогичною мнения, ошибочно полагают, что письменное информированное согласи пациента, в случае его гибели или тяжких увечий, полностью освобождают врача от всякой ответственности и позволяет перекладывать вину за его гибель на самого пациента. Ведь с самого начала пациент не просит врачей лишать его жизни, а просит помощи в выздоровлении.

Среди отрицательных моментов вышеуказанные авторы отмечают, что зачастую подход к оформлению согласия пациента является формальным: после приема или перед исследованием врач просит пациента расписаться, а он даже не понимает за что. Далее они правильно указывают, что если пациент имеет право на что-либо, то всегда существует обязанность данное право не ущемлять. Если пациент имеет право на охрану здоровья, то врач, в первую очередь, должен позаботиться об этом, а не о том, как уйти от ответственности в случае гибели пациента из-за поспешной, не продуманной, плохо подготовленной, неквалифицированной операции или занесенной ему внутри госпитальной инфекции.

Мы согласны с выводами авторов о том, что:

  1. Подавляющее большинство пациентов безграмотно в правовом отношении, наличие и содержание их прав, предусмотренных законом, им неизвестно, вследствие чего данные права ими не реализуются.
  2. Многие врачи, даже будучи осведомленными о правах пациента, не стремятся исполнять свои, корреспондирующие данным правам, обязанности.
  3. Задача руководителя медицинской организации — обеспечить режим законности, соблюдения прав пациента в организации.[7]

Существующее положение можно изменить к лучшему, если органы прокуратуры, другие правоохранительные органы, независимая судебно-медицинская экспертиза, Министерство здравоохранения, парламентские Комиссии, неправительственные правозащитные организации будут уделять больше внимания защите жизни, здоровья других законных прав и интересов всех граждан вообще и пациентов в частности.

В настоящее время, к сожалению, государственные органы и неправительственные организации больше проявляют заботу о соблюдении прав подозреваемых в совершении преступлений, задержанных, арестованных, осужденных, которые вправе иметь адвоката и получить квалифицированную юридическую помощь, чем прав законопослушных граждан, пациентов, которые нередко находятся в беспомощном состоянии, запуганы, введены в заблуждении врачом и, без адвоката, находятся в полном неведении того, как этот врач распорядится его жизнью и здоровьем. Ранее мы уже отметили, что суды в Республике Молдова при назначении наказания за врачебные преступления, как правило, выносят приговор, не связанный с лишением свободы. При этом не учитывается в качестве отягчающего обстоятельства совершение преступления в отношении малолетних, престарелых, тяжело больных, находящихся в беспомощном состоянии (пункт «е» ст.77 УК РМ) и другие обстоятельства, отягчающие ответственность.

Полагаем также, что добровольное страхование жизни и здоровья пациента перед смертельно опасной операцией сдержало бы многих слишком самоуверенных горе-эскулапов от поспешного, непродуманного хирургического вмешательства. Некоторые «двоечники со скальпелем», вымогатели, «оборотни в белых халатах» и молодые ученые-медики и юристы, не имеющие никакого практического опыта в раскрытии, расследовании и предупреждении врачебных преступлений, ошибочно полагают, что согласие пациента, его родственников на проведение плановой, смертельно опасной операции с повышенной опасностью, освобождает врача от юридической ответственности в случае гибели или тяжких увечий пациента в результате неквалифицированного медицинского вмешательства.

В их действиях имеются элементы мошенничества. Они завлекают пациента на операционный стол обманом, уговорами, посулами, обещаниями его полного выздоровления, подкрепляя их различными среднестатистическими данными, демонстрацией своих научных, почетных дипломов, выздоровевших пациентов, а когда пациент погибает или остается калекой, они оправдывают совершенное им преступление тем, что пациент дал письменное согласие на операцию.

Вчерашние выпускники медицинских и юридических вузов, делающие первые шаги в науке, с серьезным видом предупреждают и советуют врачам-недоучкам: добейтесь письменного согласия на медицинское вмешательство и тогда вы избежите любой ответственности за гибель или тяжкие увечья пациента. На самом же деле согласие пациента означает его безграничную наивную веру в возможности отечественной медицины, в человеческие и профессиональные качества врача, которому он доверяет свою жизнь и здоровье, о его готовности пройти через все муки ада, лишь бы избавиться от недуга, о его отчаянии и одновременно смелости и мужестве.

При этом любой недобросовестный врач, из корыстных, карьеристских или иных низменных побуждений, может воспользоваться неосведомленностью пациента о смертельном риске предстоящего вмешательства, убедить его в крайней необходимости, срочности, неизбежности операции, солгав пациенту, что альтернативные методы лечения в данном случае невозможны, что полное исцеление может принести только плановая операция, без которой пациент умрет чуть ли на следующий день.

В действительности, само название операции «плановая» означает, что она и не срочная, и не неизбежная, что ее можно провести и сегодня, и через полгода – год, или вообще можно обойтись без нее, прибегнув к альтернативным методам лечения.

Таким образом, согласие пациента на смертельно опасное медицинское вмешательство вовсе не означает его согласие умереть с помощью врача и не освобождает последнего от юридической ответственности в случае неблагоприятного исхода оказания медицинской помощи.

Это интересно:  Начальник отдела информационных технологий

Информированное согласие пациента на медицинское вмешательство имеет целью предупреждение врачебных преступлений, а не освобождение виновных медицинских работников от ответственности в случае их совершения.

В этом контексте весьма важными и актуальными являются разъяснения члена-корреспондента РАМН профессора Сергеева Ю.Д. и кандидата медицинских наук Бисюка Ю.В., учет которых может предотвратить многие врачебные преступления, спасибо жизнь многих легковерных пациентов. «Необходимо помнить, что получение информированного добровольного согласия пациента – это всего лишь реализация его права, закрепленного законодательно. Необходимо отбросить все иллюзии относительно освобождения от какой-либо юридической ответственности медицинского персонала при получении такого рода «индульгенции» со стороны пациента. При установлении в действиях работников ЛПУ, независимо от его формы собственности, признаков составов преступлений, наличие «добровольного согласия» пациента на «всевозможные» осложнения не будет основанием для прекращения уголовного преследования. 7

Об авторе: Василий Флоря, кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права Академия МВД Республики Молдова

Литература:

  1. Алексеев П.В., Панин А.В. Философия. Учебник. Издание второе. Изд-во «Проспект», Москва, 1997 г., стр. 568.
  2. Бердичевский Ф.Ю. Уголовная ответственность медицинского персонала за нарушение профессиональных обязанностей. «Юридическая литература», Москва, 1970 г.
  3. Глушков В.А. Ответственность за преступление в области здравоохранения. Изд-во «Вища школа», Киев, 1987 г.
  4. Глушков В.А. Проблемы уголовной ответственности за общественно опасные деяния в сфере медицинского обслуживания. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Киев, 1990 г.
  5. Гриншпун Э.И., Иванов В.М., Татар Г.В. Право человека на жизнь. Изд-во Свободного международного Университета. Кишинёв, 1999, стр. 394.
  6. Дебейки М., Готто А. Новая жизнь сердца. Москва «Медицина», 1998 г.
  7. Здравомыслов Б.В. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть. Изд-во «Юрист» Москва, 1996 г.
  8. Кудрявцев В.Н. Избранные труды по социальным наукам в 3-х томах. Изд-во «Наука», Москва, 2002 г.
  9. Курс советского уголовного права, в шести томах. Редколлегия: Пионтковский А.А., Ромашкин П.С., Чхиквадзе В,М. Изд-во «Наука», Москва, 1971 г., том V, стр. 145-146.
  10. Леонтьев О.В. и др. Врач и закон. Москва. Изд-во «Эдиториал УРСС», 1998 г., стр. 112.
  11. Леонтьев О.В. Медицинская помощь: права пациента. Санкт-Петербург. «Невский Проспект», 2002 г., стр. 160.
  12. Леонтьев О.В. Нарушения норм уголовного права в медицине. Санкт-Петербург. Спец. Лит. 2002 г., стр. 63.
  13. Огарков И.Ф. Врачебные правонарушения и уголовная ответственность за них. Л. «Медицина», 1966 г.
  14. Пионтковский А.А., Ромашкин П.С., Чхиквадзе В.М. Курс советского уголовного права, в шести томах. Изд-во «Наука», Москва, 1971, том V, стр. 145-146.
  15. Попов В.Л., Попова Н.П. Правовые основы медицинской деятельности. Изд-во «Деан» Санкт-Петербург, 1999 г.
  16. Рапопорт Я.Л. На рубеже двух эпох. Дело врачей 1953 г. Москва, «Книга», 1988 г.
  17. Ригельман Р. Как избежать врачебных ошибок. Изд-во «Практика», Москва, 1994 г.
  18. Сергеев Ю.Д., Ю.В. Бисюк. Ненадлежащее оказание экстренной медицинской помощи (экспертно-правовые аспекты). Научно-практическое руководство. Москва: Авторская академия. Товарищество научных изданий КМК, 2008 г., 399 с.
  19. Сергеев Ю.Д., Григорьев И.Ю., Григорьев Ю.И. Юридические основы деятельности врача. Учебное пособие в схемах и определениях. Под ред. чл.-корр. РАМН Ю.Д. Сергеева. М., Издательская группа «ГЭОТАР-Медиа», 2006, 258 с. Об уголовной ответственности медицинских работников. с.161-195.
  20. Сергеев Ю.Д., Ерофеев С.В. Неблагоприятный исход оказания медицинской помощи. Москва. 2001 г., стр. 288.
  21. Сергеев Ю.Д., Мохов А.А. Ненадлежащее врачевание: возмещение вреда здоровью и жизни пациента. Изд-во «ГЭОТАР-Медиа» Москва, 2007 г., 312 с.
  22. Сергеев Ю.Д. Научные труды I Всероссийского съезда (Национального Конгресса по медицинскому праву) Том I. Россия – Москва, 25-27 июня, 2003 г.
  23. Тихомиров А.В. Медицинское право. Практическое пособие. Изд-во «Статут», Москва, 1998 г.
  24. Тихомирова М.Ю. Юридическая энциклопедия, Москва, 1998 г., стр. 525.
  25. Томилин В.В. Судебная медицина. Учебник для вузов. Издательская группа ИНФРА М-Норма. Москва, 1996 г., стр. 317-328.
  26. Чиссов В.И., Трахтенберг А.Х. Ошибки в клинической онкологии. Москва, 1993 г.

[5] Гудушина О.Ю., Тарасов Ю.И. Проблемы оформления добровольного информированного согласия пациента на медицинское вмешательство. «Медицинское право» № 1, 2004 г., стр. 41-44.

[6] Гудушина О.Ю., Тарасов Ю.И. Указ. статья, стр. 43-44

[7] Сергеев Ю.Д., Ю.В. Бисюк. Ненадлежащее оказание экстренной медицинской помощи (экспертно-правовые аспекты). Научно-практическое руководство. Москва: Авторская академия. Товарищество научных изданий КМК, 2008 г., 399 с., с.26-27.

Что такое информированное согласие больного на операцию

Что такое информированное согласие больного на операцию

В поисках ответа на вопрос — соглашаться на операцию или воздержаться от нее — самый здравомыслящий человек на какое-то время теряет душевное спокойствие.

Кто не ужаснется умом и сердцем при мысли, что его тело будут резать, жечь и сшивать!

Вот было бы здорово, если некий оракул возвестил или хотя бы шепнул о том, чему суждено случиться. А еще лучше — заснуть бы ненадолго, а проснувшись, узнать, что все уже само собой уладилось.

Такие мысли, конечно, никому чести не делают. Проявить малодушие в отношении самого себя ничуть не лучше, чем отвернуться от другого человека, которому нужна помощь.

Можно раздуваться от пафоса, можно прятаться за шутливые слова, но от необходимости принимать решение никуда не деться. Как говорится, дура леке, что в переводе с латыни значит: «Закон суров…».

«Статья 32. Согласие на медицинское вмешательство.

Необходимым предварительным условием медицинского вмешательства является информированное добровольное согласие гражданина.

В случаях, когда состояние гражданина не позволяет ему выразить свою волю, а медицинское вмешательство неотложно, вопрос о его проведении в интересах гражданина решает консилиум, а при невозможности собрать консилиум — непосредственно лечащий (дежурный) врач с последующим уведомлением должностных лиц лечебно-профилактического учреждения.

Согласие на медицинское вмешательство в отношении лиц, не достигших возраста, установленного частью второй статьи 24 настоящих Основ, и граждан, признанных в установленном законом порядке недееспособными, дают их законные представители после сообщения им сведений, предусмотренных частью первой статьи 31 настоящих Основ.

При отсутствии законных представителей решение о медицинском вмешательстве принимает консилиум, а при невозможности собрать консилиум — непосредственно лечащий (дежурный) врач с последующим уведомлением должностных лиц лечебнопрофилактического учреждения и законных представителей.

Статья 33. Отказ от медицинского вмешательства.

Гражданин или его законный представитель имеет право отказаться от медицинского вмешательства или потребовать его прекращения, за исключением случаев, предусмотренных статьей 34 настоящих Основ.

При отказе от медицинского вмешательства гражданину или его законному представителю в доступной для него форме должны быть разъяснены возможные последствия. Отказ от медицинского вмешательства с указанием возможных последствий оформляется записью в медицинской документации и подписывается гражданином либо его законным представителем, а также медицинским работником.

При отказе родителей или иных законных представителей лица, не достигшего возраста, установленного частью второй статьи 24 настоящих Основ, либо законных представителей лица, признанного в установленном законом порядке недееспособным, от медицинской помощи, необходимой для спасения жизни указанных лиц, больничное учреждение имеет право обратиться в суд для защиты интересов этих лиц».

Какими же путями достигается это пресловутое информированное согласие? Как принимаются решения о хирургических операциях? Начнем с объяснения, что подразумевает термин «показания к хирургическому вмешательству».

Статья написана по материалам сайтов: tubdisp-bel.belzdrav.ru, pravo-med.ru, info.wikireading.ru.

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector