Право на реабилитацию имеет

Понятие реабилитации. Основания возникновения и порядок признания права на реабилитацию

Понятие реабилитации и основания возникновения права на реабилитацию. Конституция РФ содержит принципиальное положение, согласно которому каждый гражданин имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (ст. 53). Аналогичное положение содержится и в международно правовых актах (ст. 9 Международного пакта, ст. 5 ЕКПЧ).

УПК на основе этих законоположений впервые закрепил самостоятельный институт реабилитации в гл. 18, предусмотрев основные понятия этого института; круг субъектов, подлежащих реабилитации, и основания возникновения у них права на реабилитацию; порядок реализации права на реабилитацию; виды вреда, подлежащего возмещению.

Введение института реабилитации в уголовный процесс отвечает назначению уголовного судопроизводства, выражающемуся не только в защите прав и интересов лиц и организаций от преступлений, но также и в защите личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (ст. 6 УПК). Поэтому отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто незаконно и необоснованно подвергся уголовному преследованию, в полной мере отвечают на значению уголовного судопроизводства.

Верховный Суд РФ обращает внимание на то, что суды должны принимать меры к возмещению материального и морального ущерба, понесенного в результате несоблюдения сроков предварительного следствия, волокиты судебного разбирательства, неисполнения судебных решений, что должно предупреждать направление жалоб в ЕСПЧ. Данная позиция получила законодательное закрепление в виде механизма реализации права на компенсацию за нарушение права на судопроизводство в разумный срок.

Реабилитация в уголовном процессе означает порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещение причиненного ему вреда (п. 34 ст. 5 УПК). Вопросы реабилитации граждан, привлеченных к уголовной ответственности, разрешаются только в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законодательством, а не в порядке гражданского судопроизводства. Право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах; обеспечение возмещения вреда реабилитированному гражданину путем возложения обязанности такого возмещения на государство в полном объеме независимо от вины должностных лиц. Вред (имеется в виду имущественный ущерб), причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органов дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

В значении и сущности реабилитации можно выделить три ее основные функции: политическую, компенсационную и нравствен ную. Политическая функция реабилитации состоит в том, что данный институт важен и необходим для формирования в России правового государства, в котором обеспечена защита прав личности, прежде всего прав реабилитированных граждан, и возмещения им вреда, причиненного незаконными действиями должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, а также для развития и функционирования всех других институтов демократического общества.

Компенсационная функция реабилитации направлена на обеспечение реабилитированному гражданину возмещения ему государством вреда, причиненного незаконными действиями должностных лиц в уголовном судопроизводстве, устранение последствий, связанных с незаконным уголовным преследованием, осуждением, применением мер процессуального принуждения и лишением свободы невиновных лиц.

Нравственная функция реабилитации вытекает из двух предыдущих функций и представляет собой осознание гражданином, вовлеченным в сферу уголовного судопроизводства, защищенности законом своих прав, в частности права обращаться с требованием о возмещении ему имущественного и морального вреда.

При реабилитации граждан подлежащий возмещению причиненный им вред представляет собой устранение негативных последствий уголовного преследования, применения мер процессуального принуждения и принудительных мер медицинского характера, в том числе связанных с ущемлением трудовых, пенсионных, жилищных и иных прав граждан, потерей деловой репутации и доброго имени, а равно иных неблагоприятных последствий для имущественного или психологического состояния такого лица.

Субъектом права на реабилитацию и возмещения вреда, причиненного неправомерными действиями должностных лиц органов дозна ния, предварительного следствия, прокуратуры и суда, в соответствии с ч. 2 ст. 133 УПК является:

  1. подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор (ч. 2, 8 ст. 302 УПК);
  2. подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения (ч. 7 ст. 246, ч. 3 ст. 249, п. 2 ст. 254 УПК);
  3. обвиняемый (подозреваемый), в отношении которого уголовное преследование прекращено по реабилитирующим основаниям (п. 1, 2, 5, 6 ч. 1 ст. 24, п. 1, 4—6 ч. 1 ст. 27 УПК);
  4. осужденный, в отношении которого полностью или частично отменен вступивший в законную силу обвинительный приговор суда и уголовное дело прекращено (п. 1, 2 ч. 1 ст. 27 УПК);
  5. лицо, в отношении которого отменено незаконное или необоснованное постановление суда о применении к нему принудительной меры медицинского характера по любому реабилитирующему основанию (ст. 444 УПК).

Право на возмещение вреда в порядке, установленном гл. 18 УПК, имеет также лицо, незаконно или необоснованно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по делу. Вместе с тем, как определил Конституционный Суд РФ, в УПК (ст. 133, 134) не содержится положений, исключающих возможность возмещения вреда лицу, которое было оправдано по приговору суда или в отношении которого было вынесено постановление (определение) о прекращении уголовного преследования по реабилитирующему основанию, по той лишь причине, что одновременно это лицо было признано виновным в совершении какого-либо другого преступления. По смыслу закона, в таких ситуациях суд, исходя из обстоятельств конкретного уголовного дела и руководствуясь принципами справедливости и приоритета прав и свобод человека и гражданина, может принять решение о возмещении вреда, причиненного в результате уголовного преследования по обвинению, не нашедшему подтверждения в ходе судебного разбирательства.

Кроме того, Конституционный Суд РФ признал положения ч. 1 и 2 ст. 133 УПК не соответствующими Конституции РФ (ч.1 и 2 ст. 19 и ст. 53) в той мере, в какой данные нормы — по смыслу, придаваемому им сложившейся правоприменительной практикой, — служат основанием для отказа лицу, в отношении которого выдвигалось частное обвинение, в возмещении государством вреда, причиненного незаконными и (или) необоснованными решениями суда (судьи).

Субъектом права на реабилитацию не может быть признано лицо, в отношении которого применение мер процессуального принуждения или постановленный обвинительный приговор были отменены или изменены по так называемым нереабилитирующим основаниям на любой стадии процесса (ч. 4 ст. 133 УПК). Прекращение уголовного дела в подобных случаях само по себе не является свидетельством незаконности осуществлявшегося против лица уголовного преследования; оно означает не исправление ошибки или иного нарушения закона, а отказ от дальнейшего доказывания виновности лица, несмотря на то, что основания для осуществления в отношении его уголовного преследования сохраняются. В случае причинения лицу вреда незаконными действиями в ходе проведения ОРМ, в том числе выполняемых после возбуждения уголовного дела, у лица не появляется право на реабилитацию, но причиненный вред подлежит возмещению на общих основаниях в порядке гражданского судопроизводства (ст. 1064, 1069 ГК).

Таким образом, основаниями возникновения права на реабилитацию являются: причинение лицу вреда в результате незаконного или не обоснованного уголовного преследования либо незаконного осуждения или незаконного применения судом принудительной меры медицинского характера, а также незаконного применения мер процессуального принуждения. Применение реабилитации в конкретном деле является результатом принятия в рамках уголовного судопроизводства решения, снимающего с лица выдвинутые против него обвинения, — оправдательного приговора, постановления или определения о прекращении уголовного преследования в связи с отсутствием со бытия или состава преступления, в связи с непричастностью лица к совершенному преступлению и др.

Порядок признания права на реабилитацию. Реабилитированным признается лицо, имеющее право на возмещение вреда, причиненного ему в связи с незаконным или необоснованным уголовным преследованием (п. 35 ст. 5 УПК).

Признание права лица на реабилитацию и разъяснение порядка ее реализации осуществляется при наличии указанных оснований судом в оправдательном приговоре или при прекращении уголовного преследования по реабилитирующим основаниям — в определении, по становлении суда, а также в постановлении следователя, дознавателя. Одновременно реабилитированный приобретает право на возмещение имущественного и морального вреда, связанного с уголовным преследованием (ст. 134 УПК).

Суд, следователь, дознаватель обязаны направить или вручить реабилитированному не только копию соответствующего решения (оправдательный приговор, определение или постановление о прекращении уголовного преследования), но и извещение с разъяснением по рядка возмещения причиненного ему вреда.

В случае смерти реабилитированного право на возмещение имущественного вреда переходит к его наследникам, близким родственникам, родственникам или иждивенцам умершего; этим лицам дознаватель, следователь или суд, принявшие решение о признании права на реабилитацию, обязаны направить копию соответствующего постановления и извещение с разъяснением порядка возмещения им вреда. При отсутствии в материалах дела сведений о месте жительства указанных лиц извещение с разъяснением порядка возмещения вреда направляется им органом, принявшим решение о реабилитации гражданина, в срок не позднее пяти суток со дня их обращения в органы дознания, предварительного следствия или в суд.

Порядок возмещения имущественного, морального вреда и восстановления иных прав реабилитированного

Закон устанавливает исчерпывающий перечень видов возмещаемого вреда, причиненного реабилитированному незаконными действиями или решениями должностных лиц органов предварительного расследования, прокуратуры и суда (ст. 135, 136, 138 УПК). Право на реабилитацию включает: право на возмещение имущественного вреда, право на возмещение морального вреда, право на восстановление иных прав реабилитированного. Причем реабилитированному имущественный и моральный вред может быть возмещен одновременно.

Возмещение имущественного вреда. Подлежат возмещению реабилитированному: 1) заработная плата, пенсия, пособия, другие средства (убытки, упущенная выгода и другие трудовые доходы), которых он лишился в результате уголовного преследования, в том числе за время содержания под стражей; 2) имущество (в том числе деньги, де нежные вклады, проценты на них, облигации, ценные бумаги, а так же иные ценности), конфискованное или обращенное в доход государства на основании решения суда; 3) штрафы и процессуальные издержки (ст. 131 УПК), взысканные с него во исполнение приговора суда; 4) суммы, выплаченные гражданином за оказание юридической помощи; 5) иные расходы, к которым могут быть отнесены суммы, взысканные с незаконно осужденного по гражданскому иску или добровольно внесенные им в возмещение имущественного вреда, а также расходы на оплату проезда по вызовам органов предварительного рас следования или суда и т. п. Поскольку этот перечень не является исчерпывающим, реабилитированный вправе ставить вопрос о возмещении любых затраченных средств, что позволяет в каждом конкретном случае учесть реальные расходы, понесенные им.

Для возмещения имущественного вреда реабилитированный в пределах сроков исковой давности (ст. 196 ГК) обращается с письменным требованием в суд в соответствии с ч. 2 ст. 135 УПК. С таким требованием вправе обратиться и законный представитель реабилитированного. Вместе с тем Конституционный Суд РФ признал положение ч. 2 ст. 135 УПК не соответствующим Конституции РФ (ч. 1, 2 ст. 19, ч. 1, 2 ст. 46) в той мере, в какой данное положение в системе действующего правового регулирования не допускает обращение реабилитированного лица с требованием о возмещении вреда, причиненного ему уголовным преследованием, в суд по месту жительства в тех случаях, когда в отношении этого лица уголовное дело прекращено или приговор изменен вышестоящим судом.

В связи с поступившим требованием реабилитированного судья обязан в течение месяца со дня обращения лица разрешить вопрос о возмещении ему вреда и определить размер подлежащей выплате суммы. Для разрешения органами расследования и судом вопроса о характере и размере подлежащего возмещению имущественного вреда необходимо изучить материалы дела, истребовать документы, отражающие размер вреда. В результате этого выносится постановление о производстве выплат в возмещение этого вреда.

В случае признания судом права на реабилитацию требование реабилитированного о возмещении вреда и выплате сумм рассматривается по правилам, установленным для порядка разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора (ст. 399 УПК).

Копия постановления о возмещении имущественного вреда и производстве выплат направляется реабилитированному, а в случае его смерти — лицам, указанным в ч. 2 ст. 134 УПК, которые предъявляют его в соответствующий финансовый орган для исполнения. Вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, возмещается за счет казны Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом (ст. 1070 ГК)1.

Возмещение морального вреда. Устранение последствий морально го вреда реабилитированному осуществляется в виде: 1) принесения прокурором официального извинения от имени государства реабилитированному за причиненный ему вред; 2) взыскания по искам о компенсации морального вреда в денежном выражении, предъявленным в порядке гражданского судопроизводства; 3) восстановления чести и достоинства путем опровержения не соответствующих действительности сведений о личности, в том числе помещенных ранее в средствах массовой информации, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию гражданина, а также по требованию реабилитированного либо по письменному указанию суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, дознавателя помещения в течение 30 суток в средствах массовой информации сообщения о его реабилитации. Отказ в публикации может быть обжалован в суд в по рядке ст. 152 ГК. Возможно по требованию реабилитированного на правление в срок не позднее 14 суток письменного сообщения о принятых решениях в отношении реабилитированного по месту его работы, учебы или месту жительства.

На обращение реабилитированного с требованием о компенсации морального вреда не распространяется правило о сроках исковой давности (ст. 208 ГК). Порядок обращения с требованием о компенсации морального вреда аналогичен порядку обращения реабилитированного с требованием о возмещении имущественного вреда и выплаты сумм. В случае смерти реабилитированного его близкие родственники или родственники имеют аналогичное право обращаться с требованием об опровержении порочащих доброе имя умершего сведений, а также о направлении по их усмотрению принятых в отношении его оправдательных решений.

Восстановление иных прав реабилитированного. Восстановление прав и законных интересов реабилитированного предполагает не только возмещение имущественного вреда и компенсацию морального вреда, но и устранение по возможности любых негативных последствий уголовного преследования, которые непосредственно не поддаются денежному выражению: восстановление трудовых, пенсионных, жилищных и иных прав реабилитированного, а также возвращение ему государственных наград, специальных, воинских и по четных званий, восстановление классного чина (ст. 138 УПК). Все вопросы, связанные с восстановлением иных указанных прав реабилитированного, подлежат рассмотрению судьей в порядке, установленном для разрешения вопросов, возникающих в связи с исполнением приговора (ст. 399 УПК). С этой целью реабилитированный обращается с письменным требованием в суд по месту рассмотрения дела в первой инстанции (п. 1 ст. 397 УПК). При несогласии реабилитированного с принятым постановлением судьи в части восстановления его иных прав он может обратиться в суд в порядке гражданского судопроизводства.

Новеллой в уголовно-процессуальном законодательстве России стало введение положения о праве юридических лиц на возмещение вреда, причиненного незаконными или необоснованными действия ми (бездействием) и решениями должностных лиц органов предвари тельного расследования, прокуратуры и суда в ходе уголовного судопроизводства (ст. 139 УПК). При возмещении вреда юридическим лицам следует руководствоваться постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц».

Основаниями для возмещения вреда юридическим лицам является наличие негативных последствий, которые стали результатом совершения незаконных действий (бездействия) или вынесения незаконных решений судом, прокурором, следователем, дознавателем, порочащих деловую репутацию юридического лица. Такой вред подлежит возмещению государством в полном объеме в порядке и сроки, установленные для возмещения вреда реабилитированным гражданам. Постановление судьи о возмещении вреда, причиненного имуществу или деловой репутации юридического лица, или об отказе ему в производстве выплат может быть обжаловано в вышестоящую судебную инстанцию.

КРУГ ЛИЦ, ИМЕЮЩИХ ПРАВО НА РЕАБИЛИТАЦИЮ В ПОРЯДКЕ ГЛАВЫ 18 УПК РФ
(ПРОБЛЕМЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ)

Вопрос об определении круга лиц, имеющих право на реабилитацию и возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, несмотря на принятие Пленумом Верховного Суда Российской Федерации постановления «О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве» от 29 ноября 2011 г. № 17, вызывает оживленные споры в теории уголовного процесса, что приводит к серьезным проблемам применения института реабилитация по уголовным делам на практике.

Это интересно:  Вопросы по избирательному праву

В статье 6 УПК РФ предусмотрено, что назначение уголовного судопроизводства состоит не только в защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, но также в защите личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Данные положения вытекают из ст. 53 Конституции Российской Федерации, в соответствии с которой каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. Таким образом, государство берет на себя ответственность за вред, причиненный гражданину неправильными действиями (или бездействием) органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. Так, п. 35 ст. 5 УПК РФ под реабилитированным понимает лицо, имеющее в соответствии с УПК РФ право на возмещение вреда, причиненного ему в связи с незаконным или необоснованным уголовным преследованием; п. 34 ст. 5 УПК РФ признает реабилитацией порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда.

Таким образом, ст. 5 УПК РФ в части определения круга лиц, имеющих право на реабилитацию, отсылает правоприменителя к положениям ст. 133 УПК РФ, согласно которым право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, имеют:
подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор;
подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения;
подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным пп. 1, 2, 5 и ч. 1 ст. 24 и пп. 1 и 4—6 ч. 1 ст. 27 УПК РФ;
осужденный — в случаях полной или частичной отмены вступившего в законную силу обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным пп. 1 и 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ;
лицо, к которому были применены принудительные меры медицинского характера — в случае отмены незаконного или необоснованного постановления суда о применении данной меры;
любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу.

На первый взгляд, перечень лиц, имеющих право на реабилитацию и возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, определен достаточно четко и не должен приводить к возникновению вопросов о праве отдельных лиц на реабилитацию. Вместе с тем при детальном ознакомлении с указанной нормой, когда появляется потребность применения ее по конкретному уголовному делу в связи с необходимостью признания за тем либо иным лицом права на реабилитацию, у судей и прокуроров возникают неясности, вызываемые несовершенством и краткостью формулировок ст. 133 УПК РФ. Так, Н. В. Тимошин отмечает, что основные трудности возникают у судей при разрешении вопросов реабилитации, когда они не урегулированы законом либо когда установленный законом порядок носит

недостаточно четкий, а в некоторых случаях и противоречивый характер(1).

Рассмотрим проблему неточности формулировки ч. 2 ст. 133 УПК РФ. В данной статье в качестве лиц, подлежащих реабилитации, не называются осужденные, в отношении которых был отменен обвинительный приговор с прекращением производства по делу по одному из реабилитирующих оснований. Этот недостаток устранен разъяснениями Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2011 г. № 17, в п. 2 которого указанные лица подразделяются на группы в зависимости от стадии уголовного судопроизводства.

На досудебных стадиях к таким лицам относятся подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которых прекращено по основаниям, предусмотренным пп. 1, 2, 5 и 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ (отсутствие события преступления; отсутствие в деянии состава преступления; отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ; отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в пп. 2 и 2.1 ч. 1 ст. 448 УПК РФ) или пп. 1 и 4—6 ч. 1 ст. 27 УПК РФ (например, непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления; наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению; наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела). Применительно к судебным стадиям уголовного судопроизводства к лицам, имеющим право на реабилитацию, соответственно относятся: подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор; подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения и (или) по иным реабилитирующим основаниям; осужденный — в случаях полной или частичной отмены обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным пп. 1 и 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ(2).

Необходимо обратить внимание на то, что право на реабилитацию может возникнуть у лица и в случае, если в отношении его одновременно с обвинительным решением вынесено реабилитирующее решение (например, по части обвинения, по одному из эпизодов). Данная практика применения норм главы 18 УПК РФ сложилась не так давно, в том числе и благодаря разъяснениям Верховного Суда Российской Федерации. Ранее судами право на реабилитацию за такими лицами не признавалось.

Так, В. Г. Бисидывскому судом было отказано в удовлетворении исковых требований. Решение аргументировано тем, что он не привлекался к уголовной ответственности по двум эпизодам, а просто в отношении его проводилась проверка на причастность к совершению этих преступлений. Кроме этого, к нему не применялись по данным эпизодам меры государственного принуждения. Как следует из текста решения, уголовное преследование в отношении В. Г. Бисидывского по этим эпизодам прекращено следователем в связи с отсутствием в деянии состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ) (3).

На наш взгляд, наличие у лиц, в отношении которых прекращено уголовное преследование по одному из эпизодов, права на реабилитацию является вполне обоснованным. Исходя из формулировок ст. 133 УПК РФ, речь в ней идет о предоставлении права на реабилитацию лицам, в отношении которых прекращено уголовное преследование по реабилитирующему основанию. При этом законодатель в данном случае не употребляет формулировку

прекращение уголовного дела», т. е. не ставит право на реабилитацию в зависимость от результатов рассмотрения по существу всего уголовного дела, если оно, например, является многоэпизодным.

Так, Верховный Суд Российской Федерации в пп. 3 и 4 Постановления Пленума от 29 ноября 2011 г. № 17 указывает, что право на реабилитацию имеет не только лицо, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным ч. 2 ст. 133 УПК РФ, по делу в целом, но и лицо, уголовное преследование в отношении которого прекращено по указанным основаниям по части предъявленного ему самостоятельного обвинения (например, при прекращении уголовного дела за отсутствием состава преступления, предусмотренного ст. 105 УК РФ, при обвинении в убийстве и краже). При этом к таким лицам не относятся:

подозреваемый, обвиняемый, осужденный, преступные действия которых переквалифицированы, из обвинения которых исключены квалифицирующие признаки, ошибочно вмененные статьи при отсутствии идеальной совокупности преступлений, либо в отношении которых приняты иные решения, уменьшающие объем обвинения, но не исключающие его (например, осужденный при переквалификации содеянного со ст. 105 УК РФ на ч. 4 ст. 111 УК РФ);

осужденные, мера наказания которым снижена вышестоящим судом до предела ниже отбытого.

Разъяснения, содержащиеся в абз. 2 п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации 29 ноября 2011 г. № 17 об объеме реабилитации и возмещения вреда, причиненного указанным лицам в связи с уголовным преследованием, требуют самостоятельного осмысления и рассмотрения в отдельной публикации. Здесь же представляется важным указать, что в общем случае лица, перечисленные в п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации 29 ноября 2011 г. № 17, права на реабилитацию не приобретают.

Определим критерий отнесения лиц к имеющим право на реабилитацию при изменении первоначального обвинения и необходимости прекращения уголовного преследования в части. Таким критерием может служить понятие самостоятельности предъявленного обвинения, по которому необходимо принимать решение о прекращении уголовного преследования. При оценке понятия «самостоятельность обвинения» следует руководствоваться правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации, изложенными в определениях «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Геворкяна Руслана Тиграновича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 175 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» от 21 декабря 2006 г. № 533-О, «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Пивоварова Александра Николаевича на нарушение его конституционных прав положениями части первой статьи 175 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» от 21 октября 2008 г. № 600-О-О. Так, Конституционный Суд Российской Федерации, рассмотрев вопрос о возможности привлечения лица в качестве обвиняемого и предъявления ему обвинения в совершении тех преступлений, по которым уголовное дело не возбуждалось, указал, что уголовно-процессуальный закон не содержит норм, позволяющих привлекать лицо в качестве подозреваемого или обвиняемого, а также изменять и дополнять ранее предъявленное обвинение в связи с совершением лицом преступления, по признакам которого уголовное дело не возбуждалось; напротив, УПК РФ предполагает необходимость соблюдения общих положений его ст.ст. 140, 146 и 153, в силу которых при наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления, должно быть вынесено постановление о возбуждении уголовного дела, которое при наличии других уголовных дел о совершенных тем же лицом преступлениях может быть соединено с ними в одном производстве. Вместе с тем Конституционный Суд Российской Федерации отметил, что определение того, является ли вновь обнаруженное преступное деяние составной частью события преступления, по которому ранее уже было уголовное дело возбуждено, или оно образует самостоятельное событие преступления, по признакам которого должно быть возбуждено новое уголовное дело, относится к компетенции правоприменительных органов(1).

Ярким примером несамостоятельности обвинения может служить идеальная совокупность преступлений, уголовная ответственность за совершение которых предусматривается ч. 2 ст. 105 и ст.ст. 131, 162 УК РФ и т. п., это так называемые сопряженные убийства. В случае если суд в процессе рассмотрения уголовного дела на основании исследованных доказательств приходит к выводу о необходимости квалификации действий лица лишь по одной из приведенных статей, то оснований для признания за лицом права на реабилитацию не имеется. Вместе с тем у лица может возникнуть право на возмещение вреда в порядке, предусмотренном ч. 3 ст. 133 УПК РФ.

Другим спорным моментом признания права на реабилитацию за лицами, которым были ошибочно излишне вменены статьи при отсутствии идеальной совокупности преступлений, является случай объединения судом нескольких эпизодов преступной деятельности одним эпизодом исходя из исследованных доказательств. Так, согласно п. 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» от 15 июня 2006 г. № 14 в случае, когда лицо, имея умысел на сбыт наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, в крупном или особо крупном размере, совершило такие действия в несколько приемов, реализовав лишь часть имеющихся у него указанных средств или веществ, не образующую крупный или особо крупный размер, все содеянное им подлежит квалификации по ч. 3 ст. 30 УК РФ и соответствующей части ст. 2281 УК РФ. Несмотря на данные разъяснения Верховного Суда Российской Федерации, по уголовным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, органами предварительного расследования часто предъявляется обвинение в совершении нескольких эпизодов преступной деятельности, которые судом объединяются в один исходя из умысла подсудимого, действия квалифицируются по одной статье. Аналогичная проблема возникает, например, при обвинении лица по нескольким эпизодам краж, совершенных из одного жилого или нежилого помещения.

Не вызывает сомнений тот факт, что в таком случае судом устанавливается лишь одно из вмененных лицу событий преступлений, а иные события отсутствуют, так как умысел лица направлен на совершение преступления, последствия от которого охватывают все вмененные эпизоды; исходя из умысла, данное преступление является единым. При таких обстоятельствах суд не должен признавать за лицом право на реабилитацию. Однако указанные лица при определенных обстоятельствах могут претендовать на возмещение вреда в связи, например, с применением мер процессуального принуждения.

Имеются особенности возникновения права на реабилитацию у лиц, перечисленных в ч. 4 ст. 133 УПК РФ, согласно которой институт реабилитации не распространяется на случаи, когда примененные в отношении лица меры процессуального принуждения или постановленный обвинительный приговор отменены или изменены ввиду:
издания акта об амнистии;
истечения сроков давности;
недостижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность, или в отношении несовершеннолетнего, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом;
принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния.

Как отмечено в п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации 29 ноября 2011 г. № 17, если уголовное дело было возбуждено, несмотря на наличие указанных обстоятельств, либо вред причинен вследствие продолжения уголовного преследования после возникновения

или установления таких обстоятельств, за исключением случаев продолжения уголовного преследования в связи с возражением лица против его прекращения по данным основаниям, лицо имеет право на возмещение вреда в порядке главы 18 УПК РФ. Если суд в ходе судебного разбирательства придет к выводу о наличии оснований для оправдания лица, возражавшего против прекращения уголовного дела по нереабилитирующему основанию, то это лицо подлежит реабилитации.

Сложность представляет ситуация, когда уголовное дело в отношении лица либо преследование прекращено в связи с устранением преступности деяния новым уголовным законом. Относительно вопроса возможности прекращения в таких случаях уголовного преследования при возражении обвиняемого имеются правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации.

Так, в ряде определений Конституционный Суд Российской Федерации отметил, что ч. 4 ст. 133 УПК РФ в ее конституционно-правовом истолковании, вытекающем из сохраняющих свою силу постановлений Конституционного Суда Российской Федерации, не препятствует суду рассмотреть по существу находящееся в его производстве уголовное дело, если до вынесения приговора новым уголовным законом устраняется преступность и наказуемость инкриминируемого обвиняемому деяния, и не лишает обвиняемого права на доступ к правосудию и права на эффективную судебную защиту в установленных законом процессуальных формах. Если новым уголовным законом устраняются преступность и наказуемость какого-либо деяния, то в постановлении о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием в деянии состава преступления констатируется невозможность дальнейшего осуществления уголовного преследования в отношении подозреваемого или обвиняемого, хотя ранее выдвигавшиеся против него обвинения и не признаются необоснованными. В таких случаях объективно ограничиваются права названных участников уголовного судопроизводства, в том числе право доказывать свою невиновность в совершении преступления и возражать против прекращения дела в соответствии с ч. 2 ст. 24 УПК РФ, а также право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием. Приведенная правовая позиция в полной мере распространяется на правоотношения, возникающие при решении вопроса о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием в деянии состава преступления, если до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость соответствующего деяния устраняются новым уголовным законом, и обязывает суд проверять в таких случаях наличие достаточных для прекращения дела оснований и условий и обеспечивать сторонам возможность высказать свою позицию по данному вопросу(1).

Таким образом, при решении вопроса о признании за лицом права на реабилитацию при прекращении уголовного преследования в связи с принятием закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния, необходимо учитывать причинную связь между продолжением уголовного преследования при выявлении соответствующего основания для его прекращения и волеизъявлением обвиняемого (подсудимого). Если обвиняемый не возражал против прекращения уголовного преследования и основание его прекращения возникло после возбуждения уголовного дела (т. е. уголовное преследование по объективному критерию является законным), то суд, установив отсутствие иных реабилитирующих оснований, не признает за таким лицом права на реабилитацию.

Отдельная группа лиц, которым может быть возмещен вред в порядке, предусмотренном главой 18 УПК РФ, указана в ч. 3 ст. 133 УПК РФ. Исходя из формального толкования уголовно-процессуальной нормы и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации данные лица не имеют права на реабилитацию и могут претендовать лишь на возмещение вреда в

случае незаконного применения мер процессуального принуждения.

Это интересно:  Правила внутреннего трудового распорядка в аптеке

Часто обсуждаемым в научной литературе в связи с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации(1) стал вопрос о праве на реабилитацию лиц по делам частного обвинения. С учетом разъяснений п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2011 г. № 17 представляется, что критерии отнесения лиц, имеющих право на реабилитацию по данной категории уголовных дел, достаточно четко определены (в отличие от объема восстановления прав реабилитируемых по уголовным делам частного обвинения(2)). Так, лицо имеет право на реабилитацию в тех случаях, когда обвинительный приговор по делу частного обвинения отменен и уголовное дело прекращено по основаниям, указанным в ч. 2 ст. 133 УПК РФ, в апелляционном, кассационном, надзорном порядке, в связи с новыми или вновь открывшимися обстоятельствами либо судом апелляционной инстанции после отмены обвинительного приговора по делу постановлен оправдательный приговор(3). Законопроект о внесении дополнений в ст. 133 УПК РФ, реализующий правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации, в настоящее время находится на рассмотрении Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации и предусматривает дополнение ч. 2 ст. 133 УПК РФ п. 41 следующего содержания: «41) осужденный по делам частного обвинения — в случаях полной или частичной отмены вступившего в законную силу обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным пунктами 4 и 5 части первой статьи 27 настоящего Кодекса»(4).

В заключение обратимся к позиции Пленума Верховного Суда Российской Федерации, вполне обоснованно разъясняющего, что отсутствие в приговоре, постановлении, определении указания на признание за лицом права на реабилитацию не может служить основанием для отказа в реабилитации(5). Таким образом, при невыполнении следователем, руководителем следственного органа, дознавателем, органом дознания либо судом требований ч. 1 ст. 134 УПК РФ обязанность по доказыванию наличия права на реабилитацию в связи с осуществлением уголовного преследования не перекладывается на лиц, в отношении которых уголовное преследование было прекращено. В таких случаях, несмотря на необоснованное неп

ризнание за лицом права на реабилитацию, оно имеет полный перечень прав, предоставленных ему ч. 1 ст. 133 УПК РФ, а обязанность установить факт наличия у него права на реабилитацию возлагается на прокурора (в части принесения официальных извинений от имени государства) и суд, в который поступило требование о возмещении вреда. В связи с этим перечень лиц, имеющих право на реабилитацию и возмещение вреда в порядке, предусмотренном главой 18 УПК РФ, должен быть определен законодателем более четко.

90. Реабилитация в уголовном процессе

Реабилитация в уголовном процессе – это порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда (п. 34 ст. 5 УПК). Право на реабилитацию развивает предусмотренное ст. 53 Конституции Российской Федерации право каждого гражданина на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, а также гарантированное общепризнанными международными актами право на компенсацию каждого, кто стал жертвой незаконного ареста, заключения под стражу или осуждения за преступление1. Тем самым обеспечивается реализация положений статьи 2 Конституции РФ, в соответствии с которыми человек, его права и свободы являются высшей ценностью.

Основанием для реабилитации является связанное с уголовным преследованием по уголовному делу напрасное причинение вреда осударственными органами или должностными лицами, независимо от их вины (ст. 133 УПК).

Согласно ч. 2 ст. 133 УПК право на реабилитацию возникает у подозреваемого, обвиняемого, подсудимого при прекращении уголовного преследования (дела) в связи с:

отказом государственного обвинителя от обвинения (ч. 3 ст. 249, п. 2 ст. 254 УПК);

отсутствием события преступления; отсутствием в деянии состава преступления; отсутствием заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению; отсутствием согласия суда на возбуждение уголовного дела или на привлечение в качестве обвиняемого, когда по закону (п. 1–5, 9, 10 ч. 1 ст. 448) такое согласие необходимо, либо отсутствием согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда РФ, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в п. 1 и 3–5 ч. 1 ст. 448;

непричастностью подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления; при наличии в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению; при наличии в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела; при непреодоленном служебном иммунитете отдельных категорий лиц (п. 1, 4–6 ч. 1 ст. 27).

Исходя из положений Конституции Российской Федерации о праве каждого на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, право на реабилитацию имеет не только лицо, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным частью 2 статьи 133 УПК РФ, по делу в целом, но и лицо, уголовное преследование в отношении которого прекращено по указанным основаниям по части предъявленного ему самостоятельного обвинения (так называемая частичная реабилитация), например, при прекращении уголовного дела за отсутствием состава преступления, предусмотренного статьей 105 УК РФ, при обвинении в убийстве и краже4.

При этом по уголовным делам частного обвинения подсудимый имеет право на реабилитацию в уголовном процессе лишь в случае, когда ему причинен напрасный вред действиями или решениями суда, а не частного обвинителя.5 Например, постановлением обвинительного приговора, избранием меры пресечения, приводом, когда эти решения были признаны незаконными или необоснованными. Правоотношения по реабилитации, возникающие в производстве по делам частного обвинения, остаются в сфере действия главы 18 УПК Российской Федерации в той мере, в какой вред, причиненный при осуществлении уголовного преследования частным обвинителем, является следствием незаконных решений со стороны рассматривающего данное дело мирового судьи или суда вышестоящей инстанции.

Право на реабилитацию возникает также у лиц, к которым были применены принудительные меры медицинского характера, предусмотренные гл. 15 УК и гл. 51 УПК, — в случае отмены незаконного или необоснованного постановления суда о применении данной меры (п. 5 ч. 2 ст. 133 УПК) и любых других лиц, незаконно подвергнутых мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу (ч. 3 ст. 133 УПК).

Учитывая приоритет прав человека перед правами государства (ст. 2 и 18 Конституции РФ), судебная практика толкует положения ч. 3 ст. 133 УПК расширительно как по кругу лиц, так и по видам мер принуждения. В соответствии с этой нормой право на возмещение вреда предоставляется даже обвиняемому (вне зависимости от признания результатов его уголовного преследования обоснованным или необоснованным), например, при отмене примененной в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу в связи с переквалификацией содеянного с части 1 статьи 111 УК РФ на статью 115 УК РФ, по которой данная мера пресечения применяться не могла6. Несмотря на то, что в гл. 4 УПК среди мер принуждения не названы такие принудительные меры как обыск в жилище, выемка и другие следственные действия, осуществляемые в принудительном порядке, причиненный незаконным их производством вред также подлежит возмещению. Тем более, когда такой вред причиняется «посторонним» лицам, в отношении которых уголовное преследование не осуществляется7.

В иных, кроме перечисленных в ч. 2 и 3 ст. 133 УПК РФ, случаях вопрос о возмещении вреда рассматривается в порядке гражданского судопроизводства, например при причинении вреда незаконными действиями, произведенными при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий до возбуждения уголовного дела; в случае причинения вреда лицам, к которым при производстве по уголовному делу непосредственно меры процессуального принуждения не применялись и т. д. Такой вред должен возмещаться по основаниям и в порядке, предусмотренном ст. 1064, 1069 ГК РФ.

Следует иметь в виду, что право на реабилитацию не возникает также, когда примененные в отношении лица меры процессуального принуждения или постановленный обвинительный приговор отменены или изменены ввиду издания акта об амнистии, истечения сроков давности, не достижения лицом возраста, с которого наступает уголовная ответственность, или в отношении несовершеннолетнего, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом, а также ввиду принятия уголовного закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния.

Уголовный процесс

Право на реабилитацию и возмещение вреда и порядок его реализации

Согласно ч. 1 ст. 133 УПК РФ право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах.

Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

При этом подлежит возмещению вред за весь период уголовного преследования до момента прекращения уголовного дела, уголовного преследования или вступления оправдательного приговора в законную силу.

Согласно ст. 134 УПК РФ право на реабилитацию за лицами, предусмотренными в ч. 2 ст. 133 УПК РФ, признает то должностное лицо, которое принимает решение о вынесении оправдательного приговора либо о прекращении уголовного дела (уголовного преследования). Факт признания права на реабилитацию суд отражает в приговоре, определении, постановлении, а следователь, дознаватель — в постановлении. Одновременно на указанных должностных лиц законом возложена обязанность своевременно известить правообладателя и разъяснить ему порядок возмещения вреда, причиненного в ходе уголовного преследования.

В случае реабилитации умершего возникает необходимость сообщения об этом факте заинтересованным лицам. Закон относит к их числу наследников, близких родственников, родственников или иждивенцев умершего реабилитированного (ч. 2 ст. 134 УПК РФ).

Из содержания ч. 2 ст. 134 УПК РФ усматривается, что при отсутствии сведений о месте жительства наследников, близких родственников, родственников или иждивенцев умершего реабилитированного извещение направляется им не позднее 5 суток со дня их обращения в органы дознания, предварительного следствия или в суд.

Право на возмещение вреда носит диспозитивный характер и может быть реализовано по усмотрению лица, им обладающего, путем обращения с соответствующим требованием в тот орган, который постановил оправдательный приговор, вынес определение, постановление о прекращении уголовного дела (преследования), об отмене или изменении незаконных или необоснованных решений.

Если уголовное дело прекращено или приговор изменен вышестоящим судом, то требование о возмещении вреда направляется в суд, постановивший приговор.

В тех случаях, когда реабилитированным является несовершеннолетний, требование о возмещении вреда может быть заявлено его законным представителем.

Право на возмещение вреда может быть реализовано в течение сроков исковой давности, установленных ГК РФ, со дня получения копии документов, указанных в ч. 1 ст. 134 УПК.

В соответствии со ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года. Гражданский кодекс Российской Федерации в ст. 202 содержит положение, согласно которому сроки исковой давности могут быть приостановлены и соответственно восстановлены судом в порядке ст. 205 ГК РФ в случае признания причины его пропуска уважительной.

Необходимые действия по требованию реабилитированного осуществляются следователем (дознавателем) или судьей органа, принявшего соответствующее решение. Совокупность документов, подтверждающих размер заявленных требований, может быть различной и определяется должностным лицом исходя из их характера и объема

Закон не возлагает на лицо, за которым признано право на реабилитацию, обязанность подтверждать обоснованность сумм, указанных им в требовании о возмещении имущественного вреда и подлежащих компенсации.

Так как каких-либо запретов, ограничивающих действия должностных лиц в этом отношении закон также не содержит, на практике имеют место случаи, когда на самих граждан возлагается обязанность представлять документы, имеющие значение для определения размера причиненного им вреда.

Не позднее одного месяца со дня поступления требования о возмещении имущественного вреда судья, следователь или дознаватель определяет его размер и выносит постановление о производстве выплат в возмещение этого вреда. Выплаты производятся с учетом инфляции.

В зависимости от инстанции, признавшей право на реабилитацию, а также от оснований его признания процедура рассмотрения и разрешения вопроса о возмещении вреда заинтересованному лицу может быть различна.

Так, например, в случае, когда по делу быт вынесен оправдательный приговор или принято решение о прекращении уголовного дела или уголовного преследования, данная процедура включает в себя следующие взаимосвязанные действия: истребование и получение материалов уголовного дела из места его нахождения или хранения, ознакомление с указанными материалами, истребование соответствующих документов, подтверждающих обоснованность заявленных требований и размера вреда, подлежащего возмещению; расчет сумм, подлежащих возмещению с учетом инфляции, вынесения постановления о производстве выплат.

Копия постановления вручается или направляется реабилитированному, а в случае его смерти наследникам, близким родственникам, родственникам или иждивенцам умершего реабилитированного лица.

Окончательно требование о возмещении имущественного вреда разрешается судьей в порядке ст. 399 УПК РФ для разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора.

Согласно ст. 1070 ГК РФ вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, возмещается за счет казны Российской Федерации.

Министерством финансов РФ и Федеральным казначейством изданы приказы «О порядке организации и ведения работы по представлению в судебных органах интересов Министерства финансов Российской Федерации и интересов правительства Российской Федерации в случаях, когда их представление поручено Министерству финансов Российской Федерации» от 25 августа 2006 г. (в ред. Приказа Минфина РФ № 133.1, Казначейства РФ № 9.1 от 2008 г.) и «Об организации работы в Министерстве финансов Российской Федерации по исполнении судебных актов о взыскании денежных средств по искам к Российской Федерации в соответствии с бюджетным кодексом Российской Федерации» от 15 августа 2006 г. № 271.

Из указанных актов следует, что расходы по исполнению судебных актов по искам к Российской Федерации о возмещении вреда причиненного незаконными действиями (бездействием) государственных органов или их должностных лиц, о взыскании денежных средств за счет казны Российской Федерации осуществляются за счет ассигнований, предусмотренных на эти цели федеральным законом о федеральном бюджете. Руководители управлений Федерального казначейства по субъектам Российской Федерации (за исключением Управления Федерального казначейства по г. Москве) на основании доверенностей (с правом передоверия), выданных Министерством финансов Российской Федерации представляют при разрешении споров о возмещении вреда интересы Министерства финансов Российской Федерации.

Согласно совместному приказу Генеральной прокуратуры № 12 и Министерства финансов Российской Федерации № З.1 от 20 января 2009 г. «О взаимодействии органов прокуратуры и Министерства финансов Российской Федерации при поступлении сведений об обращении в суд гражданина с иском (заявлением) о возмещении вреда, причиненного в результате незаконного уголовного преследования» начальникам главных управлений и управлений Генеральной прокуратуры Российской Федерации, прокурорам субъектов Российской Федерации, приравненным к ним военным прокурорам и прокурорам иных специализированных прокуратур в соответствии с установленной компетенцией необходимо при поступлении сведений об обращении в суд гражданина с иском (заявлением) о возмещении вреда, причиненного в результате незаконного уголовного преследования, незамедлительно назначать прокурора для участия в судебном разбирательстве.

Возмещение имущественного вреда как один из элементов компенсационно-восстановительных мер, складывается из совокупности предусмотренных ч. 1 ст. 135 УПК РФ способов.

Возмещению подлежат: заработная плата, пенсия, пособия, другие средства, которых реабилитированный лишился в результате уголовного преследования; конфискованное или обращенное в доход государства на основании приговора или решения суда имущество; штрафы и процессуальные издержки, взысканные с него во исполнение приговора суда суммы, выплаченных им за оказание юридической помощи; иные расходы.

Данный перечень является открытым, так как в соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 135 УПК РФ предполагает и иные расходы, под которыми можно понимать любые, кроме перечисленных, материальные расходы, понесенные лицом в ходе уголовного преследования. Например, затраты, связанные с восстановлением здоровья, ухудшившегося в результате переживаний, вызванных незаконным уголовным преследованием, упущенная выгода, недополученные доходы.

При возмещении имущественного вреда в виде заработной платы, пенсии, пособия, других средств, которых лицо лишилось в результате уголовного преследования, подсчеты подлежащих выплате сумм осуществляются в соответствии с правилами, установленными ныне действующими (Наложением «О порядке возмещения ущерба причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания. предварительного следствия, прокуратуры и суда», утвержденного Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г.. Инструкцией «По применению Положения о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда», утвержденной 2 марта 1982 г.

При выплате недополученной заработной платы компенсируется средний заработок за все время вынужденного прогула с начислением страховых взносов. В случае если впоследствии реабилитированный во время отбывания наказания получал денежные средства, то они идут в зачет при возмещении заработка.

Это интересно:  Беременность и работа права беременных 2019

В соответствии с ч. 5 ст. 132 УПК РФ процессуальные издержки, понесенные в ходе уголовного судопроизводства возмещаются лицу, имеющему право на реабилитацию, за счет средств федерального бюджета

Согласно ст. 393 ГК РФ размер вреда при определении размера возмещения убытков определяется по ценам, существующим на момент его возмещения, с учетом инфляции. Это имеет важное практическое значение, так как период времени между началом осуществления деятельности, связанной с уголовным преследованием, и признанием за лицом права на реабилитацию может быть достаточно длительным.

Для расчета средней заработной платы следует руководствоваться ст. 139 Трудового кодекса Российской Федерации (в редакции от 30 июня 2006 г.) и Наложением об особенностях порядка исчисления средней заработной платы, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации № 922 от 24.12.2007 г.

Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации трудового кодекса Российской Федерации» (в редакции Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.12.2006 г. № 63) по особым правилам требуют разрешения вопросы, возникающие в связи с выплатой работнику заработной платы в неденежной форме в соответствии с коллективным или трудовым договорами.

В ч. 3 Положения «О порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда» указано, что пенсия или пособие, выплата которых были приостановлены в связи с незаконным лишением свободы, выплачиваются органами социального обеспечения или другими соответствующими органами по месту жительства гражданина к моменту предъявления требования.

Как следует из ст. 7 указанного нормативного акта если незаконно осужденный либо незаконно привлеченный к уголовной ответственности гражданин ко дню обращения за пенсией не работает, или получает заработную плату в меньших размерах, чем до осуждения либо привлечения к уголовной ответственности, то по его просьбе пенсия назначается ему исходя из оклада (ставки) по должности (работе), занимаемой им до осуждения либо привлечения к уголовной ответственности, или по другой аналогичной должности (работе) на день вступления в законную силу оправдательного приговора либо вынесения постановления (определения) о прекращении уголовного дела.

При назначении пенсии на льготных условиях время содержания лица под стражей, время отбывания наказания, а также время, в течение которого гражданин не работал в связи с отстранением от должности, приравнивается по выбору обратившегося за пенсией либо к работе, которая предшествовала незаконному осуждению или незаконному привлечению к уголовной ответственности, либо к работе, которая следовала за освобождением от уголовной ответственности или отбыванием наказания.

Возмещению подлежат и другие средства, которых лицо лишилось в результате уголовного преследования, например упущенная выгода или, как сказано в ч. 1 Инструкции «По применению Положения о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда», выплата стоимости в связи со сносом находившегося в личной собственности дома, а также прилегающих к нему строений, устройств, плодово-ягодных насаждений, посевов и т.д.

Предусмотренное в законе право лиц, пострадавших от действий органов уголовного судопроизводства, на возмещение морального вреда является аспектом нравственной позиции государства выражающейся в обеспечении гарантий и предоставлении возможностей для всесторонней и пашой компенсации нанесенного человеку ущерба.

В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» указано, что физические и нравственные страдания могут быть связаны с посягательствами на жизнь, здоровье, достоинство личности, деловую репутацию, частную жизнь, личную и семейную тайну, на права интеллектуальной собственности, а также с утратой родственников, невозможностью продолжать осуществляемую ранее деятельность и т.п.

В соответствии со ст. 136 УПК РФ возмещение морального вреда может быть осуществлено в виде принесения официального извинения от имени государства прокурором; путем сообщения о реабилитации лица средствами массовой информации (в случае если сведения о задержании реабилитированного, заключении его под стражу, временном отстранении его от должности, применении к нему принудительных мер медицинского характера об осуждении и иных незаконно примененных к нему действиях были распространены по радио, телевидению, опубликованы в печати); посредством сообщения об оправдывающих гражданина решениях по месту его работы, учебы или месту жительства.

Кроме того, реабилитированный (иные заинтересованные лица) вправе предъявить иск о компенсации за причиненный моральный вред в денежном выражении в порядке гражданского судопроизводства.

Предусмотренный в законе способ возмещения морального вреда, выражающийся в принесении официальных извинений от имени государства прокурором, можно рассматривать как свидетельство того, что государство возложило на себя ответственность за нарушение прав граждан органами и должностными лицами, его представляющими.

Принесение официального извинения от имени государства говорит о публичном признании ошибки, допущенной органами предварительного расследования или судом. Признание такой ошибки прокурором от имени государства, а не конкретным должностным липом, фактически ее допустившим, подчеркивает официальный характер процедуры.

Вместе с тем, никаких конкретных указаний, свидетельствующих о детальной регламентации процедуры принесения извинений прокурором, закон не содержит.

Тем не менее, обязательность документирования всех процессуальных действий и решений (к числу которых, безусловно, относится и предусмотренное в ч. 1 ст. 136 УПК РФ) определяется письменным характером уголовного судопроизводства.

Кроме того, реабилитированный (в случае его смерти — близкие родственники или родственники) вправе требовать от органов предварительного расследования, прокуратуры или суда в срок не позднее 14 суток направить по месту его учебы, работы или жительства информацию, содержащую сведения, оправдывающие гражданина.

Однако положения УПК не дают полного ответа на ряд вопросов.

Обязанность принести официальные извинения, обязанность соответствующих органов массовой информации сделать необходимое сообщение, обязанность органов направить письменные сообщения об отмене незаконных решений правоохранительных органов по месту работы, учебы, по месту жительства реабилитированного — все это должно быть обеспечено государством в виде подлежащего исполнению соответствующего решения суда.

Следует разграничивать устранение последствий морального вреда, осуществляемое органами предварительного расследования и прокурором, и компенсацию морального вреда в денежном выражении, осуществляемую судом.

В ч. 2 ст. 136 УПК РФ установлено, что иски о компенсации морального вреда в денежном выражении предъявляются в порядке гражданского судопроизводства. Тем не менее, судебная практика свидетельствует о неоднозначных подходах судов к решению данного вопроса.

Некоторые суды принимают и рассматривают одновременно в гражданском процессе иски о возмещении имущественного вреда и о компенсации в денежном выражении морального вреда. В то же время встречаются случаи, когда суды прекращают производство и оставляют без рассмотрения часть иска, касающегося возмещения материального вреда, прямо ссылаясь на то, что требования о возмещении имущественного вреда должны рассматриваться в порядке уголовного судопроизводства, предусмотренном для разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора (ст. 399 УПК РФ).

Результатом уголовного преследования может быть не только причинение имущественного и морального вреда, но и утрата прежней работы, пенсии, ранее занимаемого жилища, а также иных прав, перечень которых по смыслу ч. 1 ст. 138 УПК РФ является открытым. В данном случае речь идет о предоставленной законом возможности восстановления иных прав реабилитированного.

Согласно ч. 1 ст. 138 УПК РФ восстановление трудовых, пенсионных, жилищных и иных прав реабилитированного производится в порядке, установленном ст. 399 УПК РФ для разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора. Требование о возмещении вреда рассматривается судом в порядке уголовного судопроизводства, а в случае, когда реабилитированный не согласен с принятым судебным решением, он вправе обратиться в суд в порядке гражданского судопроизводства.

Предусмотрены следующие меры, связанные с восстановлением иных прав реабилитированного:

  1. предоставление прежней работы (должности), а при ликвидации соответствующей организации или сокращении должности либо при наличии иных оснований, препятствующих восстановлению на работе (в должности), — предоставление другой равноценной работы (должности) с выдачей по просьбе реабилитированного дубликата трудовой книжки без внесения записей об основании увольнения, признанных недействительными;
  2. зачет в общий трудовой стаж или в стаж работы по специальности времени содержания под стражей, отбывания наказания, времени отстранения от должности;
  3. определение размера пенсии на льготных условиях;
  4. возвращение реабилитированному ранее занимаемого жилого помещения, а при невозможности — предоставление вне очереди равноценного жилого помещения в том же населенном пункте;
  5. восстановление специального или иного звания и возвращение орденов и медалей.

Реабилитированный имеет также право на восстановление в учебном заведении, из которого был исключен в связи с уголовным преследованием.

Следует обратить внимание, что порядок реализации прав граждан, пострадавших в ходе уголовного преследования, регламентирован в ранее указанной Инструкции «По применению Положения о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда» от 2 марта 1982 г.

Например, по вопросу восстановления жилищных прав реабилитированный гражданин может обращаться в местные органы власти в течение 6 месяцев с момента направления ему извещения.

В настоящее время, с учетом обновления законодательства многие аспекты правоотношений между соответствующими субъектами в сфере реализации уголовно-процессуального института реабилитации регулируются различными федеральными законами.

Так, при восстановлении на службе незаконно уваленных военнослужащих, проходивших военную службу по контракту, действуют правила Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих», где в ст. 23 указано, что военнослужащие восстанавливаются на военной службе в прежней (а с их согласия — равной или не ниже) должности и обеспечиваются всеми видами довольствия, которое было недополучено после необоснованного увольнения. Восстанавливается общий срок продолжительности военной службы.

О позиции законодателя компенсировать причиненный ущерб в полном объеме свидетельствует то обстоятельство, что признание военнослужащего негодным по состоянию здоровья к военной службе или достижение им к моменту реабилитации предельного возраста состояния на военной службе не препятствует восстановлению в прежних правах. Согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. № 9 срок, в течение которого восстанавливались нарушенные права также включается в срок военной службы.

Утрата работы приводит к целому ряду негативных последствий. Они заключаются не только в неполучении заработной платы (иных выплат), компенсация которых возможна в форме возмещения имущественного вреда, в фактическом причинении морального вреда, но и в утрате социальных связей, возможности заниматься любимым делом. Опасность потери работы заключается и в возможности психологических изменений личности. Человек теряет уверенность в завтрашнем дне, не видит дальнейших перспектив в своей жизни, утрачивает прежние социальные связи, что может привести к его деградации и потере для общества, а возможность восстановления трудовых прав является эффективным механизмом защиты и сохранения человека как личности.

Однако длительное отсутствие лица зачастую приводит на практике к невозможности восстановить его в прежних трудовых правах, вернув прежнюю должность, обеспечить работой на прежнем предприятии, в учреждении, организации.

Согласно п. 10 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации одним из общих оснований прекращения трудового договора являются обстоятельства, не зависящие от воли сторон. Например, согласно ст. 83 ТК РФ осуждение работника к наказанию, исключающему продолжение прежней работы, в соответствии с приговором суда, вступившим в законную силу.

По постановлению судьи, принятого на основании ходатайства следователя или дознавателя, подозреваемый или обвиняемый может быть временно отстранен от должности, что налагает на работодателя соответствующие обязанности, заключающиеся в необходимости исполнить решение суда (ч. 1 ст. 114 УПК РФ, ст. 76 ТК РФ).

Конституционное право граждан на труд охраняется в данном случае требованиями уголовно-процессуального законодательства согласно которым на возбуждение перед судом ходатайства о временном отстранении от должности требуется согласие руководителя следственного органа (если об этом ходатайствует следователь) или прокурора, когда его возбуждение инициирует дознаватель.

В ч. 5 ст. 114 УПК РФ содержатся положения, обеспечивающие охрану трудовых прав лиц, обладающих профессиональным иммунитетом. Так, в случае привлечения в качестве обвиняемого высшего должностного лица субъекта Российской Федерации (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) и предъявления ему обвинения в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления Генеральный прокурор Российской Федерации направляет Президенту Российской Федерации представление о временном отстранении от должности указанного лица, которое должно быть рассмотрено в течение 48 часов с момента его поступления. Именно Президент Российской Федерации в таких случаях принимает решение о временном отстранении указанного лица от должности либо об отказе в этом.

Лицо, временно отстраненное от должности, имеет право на ежемесячное пособие в размере пяти минимальных размеров оплаты труда.

Указанное обстоятельство учитывается при возмещении имущественного вреда в соответствии со ст. 135 УПК РФ, влияя на суммы выплат, подлежащие возмещению, но не связано с разрешением по существу вопросов о восстановлении трудовых прав.

Согласно Положению «О порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда» гражданину, освобожденному от работы (должности) в связи с незаконным осуждением либо отстраненному от должности в связи с незаконным привлечением к уголовной ответственности, должна быть предоставлена прежняя работа (должность). В случае ликвидации предприятия, учреждения, организации, сокращения должности, а также при наличии иных оснований, препятствующих восстановлению трудовых прав в прежнем объеме, лицу должна быть предоставлена другая равноценная работа (должность).

Согласно ч. 1 ст. 138 УПК РФ восстановлению в предусмотренных законом случаях подлежат и пенсионные права.

Восстановление гражданина в пенсионных правах следует отличать от такого способа возмещения имущественного вреда, как возмещение пенсии (п. 1 ч. 1 ст. 135 УПК РФ), когда речь идет о суммах, подлежащих компенсации.

Восстановление пенсионных прав осуществляется в соответствии с ранее упоминавшимся нами Положением, согласно которому время содержания под стражей, время отбывания наказания, а также время, в течение которого гражданин не работал в связи с отстранением его от должности, засчитывается в общий трудовой стаж и стаж работы по специальности. Это время включается в непрерывный трудовой стаж, когда перерыв между вступлением в законную силу оправдательного приговора или вынесением постановления о прекращении уголовного дела (преследования) и днем поступления на работу не превышает трех месяцев.

Вопросы, связанные с определением страхового стажа установления размера пенсий в соответствии с размером заработной платы, которую реабилитированный имел до привлечения к уголовной ответственности, решаются в соответствии с пенсионным законодательством. Перерасчеты пенсии осуществляются по судебному решению.

Восстановление в жилищных правах предполагает возврат на основании постановления суда ранее занимаемого им жилого помещения, а при невозможности внеочередное предоставление равноценного благоустроенного жилья.

Судом могут быть признаны недействительными приватизация жилья родственниками без учета интересов лица, подвергнутого уголовному преследованию, договор передачи квартиры в собственность, сделки с квартирой, находящейся на праве собственности реабилитированного, совершенные без его согласия.

К восстановлению иных прав реабилитированного следует относить восстановлен не в учебном заведении, из которого он был отчислен, восстановление в прежних чинах и званиях, возвращение почетных званий, ведомственных наград, знаков отличия и т.д.

Постановления судьи, следователя, дознавателя о производстве выплат, возврате имущества могут быть обжалованы в порядке, установленном главой 45 УПК РФ.

Лица, лишенные на основании судебного решения специальных, воинских и почетных званий, классных чинов, а также государственных наград, в результате реабилитации восстанавливаются по решению суда в соответствующем звании, классном чине, им возвращаются государственные награды (ч. 2 ст. 138 УПК РФ).

УПК РФ предусматривает возможность возмещения вреда юридическим лицам.

В ходе уголовного судопроизводства вред от незаконных или необоснованных действий органов предварительного расследования и суда может быть причинен не только физическим, но и юридическим лицам. В соответствии со ст. 139 УПК РФ юридические лица т.е. организации, обладающие признаками, перечисленными в ст. 48 ГК РФ (наличие в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленного имущества которым отвечает по своим обязательствам; обладание правом от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности; наличие права быть истцом и ответчиком в суде), имеют право на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) и решениями суда прокурора, следователя, дознавателя, органа дознания.

При возмещении вреда юридическим лицам помимо положений ст. 1070. 152 ГК РФ следует руководствоваться также постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц».

В рамках настоящей главы освещены общие положения института реабилитации в соответствии с ныне существующей регламентацией содержащихся в нем положений. Их усвоение позволит сориентироваться в совокупности правовых норм, составляющих содержание главы 18 УПК РФ, обратить внимание на наличие целого ряда проблемных вопросов, порождающих как неоднозначное толкование правовых норм, так и различную практику их применения.

Статья написана по материалам сайтов: www.procuror.spb.ru, studfiles.net, isfic.info.

«

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий